Незаметные пароходы

Первый поход вспомогательного крейсера "Мёве"

До превращения "Мёве" в рейдер он уже послужил военно-морскому флоту в качестве плавучей базы, теперь ему предстояла более громкая карьера. Решение о переоборудовании "Мёве" знаменовало радикальное изменение взглядов Адмиралштаба.

Ранее немцы пытались использовать в качестве рейдеров легкие крейсера или пассажирские лайнеры, вооруженные несколькими мелкими орудиями.

Однако военные корабли пожирали огромные количества угля, им требовалась постоянная поддержка целого флота угольщиков. Хотя "Эмден" и "Карлсруэ" добились определенных успехов, эффект их крейсерства был кратковременным. Оба крейсера довольно быстро были уничтожены. Вскоре погибли "Лейпциг" и "Нюрнберг". Только "Дрезден" и "Кенигсберг" сумели продержаться немного дольше, однако они мало что сделали. А после их гибели в 1915 году у Императорского Флота не осталось ни одного крейсера в Атлантическом и Индийском океанах.

Попытки использования быстроходных пассажирских лайнеров также завершились довольно быстро. Часть кораблей была уничтожена англичанами, часть была интернирована к лету 1915 года. Адмирал фон Поль объявил о начале неограниченной подводной войны, однако в его распоряжении имелось всего две дюжины исправных подводных лодок. Поэтому он столкнулся с необходимостью предложить что-то новое, но адмиралы были слишком скованы традициями.

Ответ предложил осенью 1915 года в своем рапорте младший офицер – лейтенант Теодор Вольф. Он предложил использовать в качестве рейдеров замаскированные сухогрузы. Их трюмы можно было заполнить углем, и пароходы получали требуемую дальность плавания. Они должны были иметь скорость достаточную, чтобы перехватить средний британский трамп. Если они будут больше полагаться на скрытность, чем на силу, то смогут добиться успеха. Немцы имели больше чем достаточно подобных судов, а потому смело могли рисковать. Все равно германский торговый флот бесполезно стоял в портах.

Адмирал фон Поль решил попытаться еще раз испытать в деле вспомогательные крейсера.

В качестве командира первого из них был выбран корветтен-капитан Николаус граф и бургграф цу Дона-Шлодиен, который ранее служил штурманом на линкоре "Позен".

Выходец из старинной дворянской семьи цу Дона-Шлодиен был близок к императорскому двору и совершил прыжок на капитанский мостик "Мёве" через головы многих более старших офицеров. Впрочем, необходимо признать, что он хорошо справился со своей задачей.

Сначала предполагалось, что он совершит небольшое плавание, чтобы поставить мины в Пентланд-Ферте, Лох Силли и бухте Бантри. Конкретное решение было оставлено на усмотрение капитана. После этого рейдер должен был направиться на юг, в Бискайский залив, чтобы угрожать судоходству в устье Жиронды. Однако цу Дона-Шлодиен хотел играть более активную роль и потребовал полной свободы действий после завершения постановки мин. Система этапов к этому времени рухнула, поэтому он не мог рассчитывать на свободное снабжение углем, как было в 1914 году. Граф цу ДонаШлодиен и его экипаж должны были обходиться своими ресурсами, а их корабль должен был взять как можно больше угля.



"Понго" был типичным рефрижератором. Он был построен в 1914 году и должен был перевозить бананы из Того и других германских колоний в Африке. Заурядная, внешность парохода как нельзя лучше отвечала требованиям флота. На пароходе были установлены дополнительные фальшборты, чтобы скрыть орудия и торпедные аппараты. Он был перекрашен, а вдобавок получил телескопические стеньги, которые могли менять его внешность. "Понго" был переименован в "Мёве" и был вооружен 150-мм орудиями, снятыми с разоруженных броненосцев типа "Церинген". Интересно, что 105-мм орудие, установленное на юте, было замаскировано под ручной руль.

"Мёве" покинул Киль в декабре 1915 года, чтобы поставить мимы возле Оркнейских островов. Прижимаясь к норвежскому побережью, с помощью плохой погоды цу ДонаШлодиен обошел британские патрули. 1 января 1916 года "Мёве" поставил мины в районе мыса Рат. Хорошо видимый свет маяка на мысе помог немцам точно определить свое место. Несмотря на штормовой ветер, к 23.30 "Мёве" поставил 250 мин 11 линиями, чтобы перекрыть западные подходы к Пентланд-Ферту. Когда рейдер пошел прочь от берегов Англии, экипаж смог облегченно вздохнуть, так как избавился от значительной части опасного груза.

Минное заграждение сработало очень быстро. Уже 6 января на нем подорвался броненосец "Кинг Эдуард VII". Штормом его выбросило на берег. На следующий день на этом же заграждении погиб норвежский пароход. Так как заграждение не удалось вытралить полностью, крупные корабли были вынуждены обходить этот район до самого конца войны. Немцы полностью достигли желаемого результата.

"Мёве" описал широкую дугу к западу, обходя Ирландию, но потом повернул на восток, чтобы поставить оставшиеся мины на подходах к Ла Рошели. Хотя присутствие мин было обнаружено уже 10 января, на них 13 января подорвался и затонул испанский пароход "Байо". Вскоре на нем подорвался еще один испанский пароход "Бельжика".

Корветтен-капитан цу Дона-Шлодиен стремился начать крейсерство как можно скорее, чтобы усилить эффект постановки мин. Однако он решил придерживаться нескольких основных правил. Прежде всего, он решил не обращать внимания на двухтрубные суда.

Как правило, это были пассажирские суда, создающие великое множество проблем.

Вдобавок они, скорее всего, будут быстроходнее, чем его банановоз. Он также решил избегать судов с трубами, окрашенными в светлые цвета, если только они не будут совершенно очевидно британскими. Светлые трубы чаще всего имели нейтральные суда.

Самой желательной целью был тихоходный однотрубный пароход с черной трубой.

Именно такими было большинство британских судов. 11 января в 10.00 в 150 милях западнее мыса Финистерре справа по борту был замечен дым. "Мёве" немедленно увеличил скорость и бросился в погоню. Однако английское судно оказалось достаточно быстроходным, и до 16.00 рейдер его не догнал. Но тут слева по борту был замечен другой дым. Это судно оказалось ближе, и командир рейдера приказал снизить скорость. Одновременно он поднял сигнал с просьбой сообщить название судна.

Обманутый внешностью рейдера пароход "Фаррингфорд", идущий в Англию с грузом медной руды, охотно назвал себя. В ответ на это рейдер поднял германский военноморской флаг и дал выстрел под нос британскому судну. Подойдя на расстояние 50 метров, цу Дона-Шлодиен приказал экипажу "Фаррингфорда" немедленно покинуть судно. Это было выполнено, и, несмотря на сильную волну, все англичане благополучно прибыли на борт "Мёве". "Фаррингфорд" был потоплен несколькими снарядами, что подтвердило эффективность 150-мм орудий.

Первый пароход, за которым гнался "Мёве", скрылся в дождевом шквале. Но его капитан продолжал, ничего не подозревая, следовать прежним курсом. В результате "Мёве сумел догнать его. Выстрел заставил остановиться пароход "Корбридж", везущий 4000 тонн угля из Уэльса в Бразилию. Абордажная партия сообщила капитану рейдера, что захвачен груз отличного угля. Поэтому цу Дона-Шлодиен решил не топить пароход, а использовать в качестве угольщика.

Воодушевленные этими успехами, немцы направились на юг, к Канарским островам. 13 января "Мёве" перехватил пароход "Дромонби". После предупредительного выстрела тот остановился. Абордажная партия обнаружила, что он имеет груз угля, предназначенный для британских крейсеров, действующих в Южной Америке. С огромным удовольствием цу Дона-Шлодиен приказал потопить его. Экипаж был снят, а подрывные заряды отправили "Дромонби" на дно океана.

Как только было покончено с угольщиком, наблюдатели сообщили, что видят еще один дым. Всего в нескольких милях от места гибели "Дромонби" рейдер остановил пароход "Автор". Он вышел из Лондона в Южную Африку с генеральным грузом. Его шкипер видел "Мёве", но был обманут поднятым на рейдере британским флагом.

Как только "Мёве" подошел ближе, на нем был поднят германский флаг. Увидев орудия, шкипер "Автора" почел за лучшее остановиться. На рейдере был поднят приказ покинуть судно. 3 шлюпки с вооруженными немцами забрали английский экипаж и все продовольствие. Абордажная партия открыла кингстоны и установила подрывные заряды.

"Автор" затонул в 17.50. Но еще в 17.25 "Мёве" остановил очередной приз. Это был пароход "Трейдер", идущий в Ливерпуль с грузом сахара. В 17.40 он был потоплен подрывными зарядами.

Вечером цу Дона-Шлодиен записал в дневнике, что удача улыбнулась ему, послав 3 приза за один день, причем практически в одной точке. Но теперь у него на борту находилось 150 пленных. Европейцев поместили в носовой минный трюм, а ласкаров и китайцев – в кормовой.

Утром 15 января примерно в 100 милях от Мадейры "Мёве" остановил британский пароход "Ариадне" с грузом зерна. Тот был быстро потоплен артиллерийским огнем и торпедой. Цу Дона-Шлодиен знал, как неохотно тонут суда с подобным грузом, и решил сразу принять соответствующие меры.

Вскоре был замечен большой лайнер, идущий на север. Рейдер пошел наперерез, и вскоре немцы прочитали название лайнера – "Аппам". Капитан лайнера, как и многие другие капитаны британских судов, сначала не пожелал останавливаться. Он сразу начал посылать по радио сигналы бедствия. Только предупредительный выстрел по курсу заставил его остановиться. Цу Дона-Шлодиен вскоре заметил, что пароход вооружен 102мм орудием, установленным на корме. Однако британский капитан приказал не открывать огонь, чтобы от ответных снарядов не пострадали пассажиры.

"Мёве" постарался заглушить передачу "Аппама", так как поблизости патрулировали британские корабли. В распоряжении контр-адмирала Арчибальда Мура (Отправлен сюда после боя на Доггер-банке), отвечавшего за район Мадейры и Канарских островов, имелись броненосные крейсера "Кинг Альфред" и "Эссекс" и вспомогательные крейсера "Кармания" и "Офир". Кроме того, в районе островов Зеленого Мыса находились крейсер "Хайфлаер" и вспомогательный крейсер "Мармора".

Цу Дона-Шлодиен решил пойти на риск и остановить "Аппам", который, в общем, не отвечал его правилам. Высокие мачты, антенны и отсутствие обычного торгового флага рождали подозрения, что он встретил хорошо вооруженный британский вспомогательный крейсер.

Вскоре выяснилось, что на борту лайнера находятся более 150 пассажиров, включая губернатора Сьерра-Леоне и администратора Нигерии. Там также находились немцы из Того и Камеруна, которых везли в лагеря для интернированных. Корабельные документы сообщили, что груз состоит из каучука и золотых слитков на 50000 фунтов стерлингов.

Самое важное для цу Дона-Шлодиена было в том, что он получил идеальное место для размещения всех пленных. Поэтому капитаном лайнера был назначен лейтенант Ганс Берг. На лайнере была размещена группа вооруженных матросов, чтобы у англичан не возникло лишних соблазнов. 16 января недалеко от той же Мадейры "Мёве" и "Аппам" встретили еще один пароход.

Так как уже темнело, "Мёве" запросил опознавательные прожектором. Пароход ответил:

"Сначала назовите себя". Без колебаний цу Дона-Шлодиен приказал передать название потопленного им несколько дней назад парохода "Автор". В темноте "Мёве" вполне мог сойти за это судно.

Удовлетворенный незнакомец сообщил, что его название "Клан Мактавиш". "Мёве" немедленно навел на него 150-мм орудия и приказал" ему остановиться. Британское судно передало, что не имеет хода, но радисты "Мёве" засекли его призыв о помощи. Цу Дона-Шлодиен приказал артиллеристам открыть огонь по мостику "Клан Мактавиша".

Но внезапно пароход открыл ответный огонь из своей крошечной 6-фн пушки.

Бой был коротким и жарким. Уже через 5 минут "Клан Мактавиш" передал, что сдается.

Цу Дона-Шлодиен сразу приказал прекратить огонь. Надстройки и штурманская рубка британского судна были разворочены, погибли 18 человек, еще 5 были ранены. Самые большие потери вызвал снаряд, разорвавшийся среди группы ласка-ров, собиравшихся покинуть судно. Хотя "Клан Мактавиш" нес очень ценный груз, в том числе кожу и шерсть, один из снарядов тяжело повредил его машины. Поэтому у цу Дона-Шлодиена не было иного выхода, как поскорее потопить пароход, пока не прибыли британские суда.

Шкипер Уильям Оливер сказал цу Дона-Шлодиену, что считал своим долгом сопротивляться, так как его пароход был вооружен. Командир рейдера пожал руку мужественному моряку и сказал, что сам хотел бы поступить так же в подобных обстоятельствах. Но затем он сообщил Оливеру, что задержит его самого и его артиллеристов на борту "Мёве" до конца плавания. После этого они были интернированы в Германии.

"Мёве" крупно повезло. Цу Дона-Шлодиен не подозревал, что короткая и путаная радиограмма "Клан Мактавиша" была принята на борту броненосного крейсера "Эссекс".

Однако радист не передал ее офицеру, и это позволило рейдеру ускользнуть.

Немцы продолжали идти на юго-запад,. 17 января цу Дона-Шлодиен приказал лейтенанту Бергу вести "Аппам" в какой-нибудь отдаленный нейтральный порт. Освободить пленных следовало лишь через несколько дней, чтобы рейдер успел скрыться. Почти все англичане были переведены на "Аппам". На рейдере остались только шкипер Оливер и несколько военных. Однако цу Дона-Шлодиен оставил у себя и ласкаров, чтобы использовать их в качестве кочегаров.

Берг привел "Аппам" в Ньюпорт Ньюс 16 февраля. Только теперь британское Адмиралтейство узнало о существовании еще одного рейдера. Но цу Дона-Шлодиен уже перешел на другой маршрут. Продолжая следовать на юго-восток, "Мёве" оказался на пути из Пернамбуко к островам Зеленого Мыса. В устье Амазонки его ждал захваченный угольщик "Корбридж". 20 января "Мёве" захватил трехмачтовый барк "Эдинбург". Старый парусник был построен еще в 1885 году и не представлял никакой ценности, поэтому он был потоплен подрывными зарядами. В своих мемуарах граф цу Дона-Шлодиен пишет, что сожалел о гибели парусника, который "был прекрасен даже в смерти".

Рейдер встретился с "Корбриджем" 27 января и в течение 3 дней грузил уголь. После того, как бункера "Мёве" наполнились, он отбуксировал "Корбридж" в море и затопил. Цу Дона-Шлодиен немедленно направился на судоходные маршруты, но долгое время никого не встречал. Немецкие моряки измучились, регулярно перекрашивая корабль, чтобы изменить его внешность.

А потом рейдеру крупно повезло. Его заметил легкий крейсер "Глазго" и начал погоню. В бою против военного корабля у "Мёве" не было почти никаких шансов. Однако налетел тропический ливень, и видимость мгновенно упала до нуля. Когда дождь кончился, корабли потеряли друг друга из вида. "Глазго" заметил какой-то пароход и решил проверить его, хотя пароход имел 3 мачты, а не 2, как "Мёве". Конечно, рейдеры прибегали к различным способам маскировки, но все-таки… Короче говоря, пока "Глазго" проверял бумаги невинного "купца", цу Дона-Шлодиен успел скрыться. 4 февраля он остановил пароход "Люксембург". Абордажная партия сообщила, что пароход бельгийский и везет 5900 тонн прекрасного угля в Буэнос-Айрес. Так как цу Дона-Шлодиен только что заправился углем с "Корбриджа", он с сожалением приказал затопить пароход. 6 февраля "Мёве" встретил британский пароход "Фламенко", который не остановился ни после приказа, ни после предупредительного выстрела. Лишь снаряд, попавший в пароход и убивший матроса, заставил капитана подчиниться. Так как "Фламенко" не представлял никакого интереса, он был затоплен. Нейтральный пассажир, попав на борт "Мёве", сообщил германскому капитану, что вчера вечером "Фламенко" встретился с "Глазго", который предупредил его о действиях рейдера. Этот крейсер находился поблизости. Мало того, перед встречей с "Фламенко" он отправил радиограмму, требуя помощи. Часть германских офицеров не поверила этому рассказу, но британские моряки подтвердили его.

Было ясно, что "Мёве" больше не следует оставаться в районе, где действуют крейсера "Глазго" и "Аметист", а также вспомогательные крейсера "Эдинбург Кастл", "Македония" и "Орама". Цу Дона-Шлодиен взял курс на северо-восток. К 8 февраля он ушел достаточно далеко от Пернамбуко. Так как по пути рейдер встретил норвежский пароход "Эстрелла", экипажу пришлось в очередной раз перекрашивать корабль. 8 тот же день вечером "Мёве" встретил британский угольщик "Вестберн", идущий из Кардиффа в Буэнос-Айрес. Этот старый пароход был очень тихоходен и не представлял никакой ценности. Так как "Мёве" имел достаточно угля на ближайшее будущее, то цу Дона-Шлодиен решил перевести на него всех пленных, исключая шкипера и старшего помощника "Вестберна", и отпустить пароход. Управлять им должен был унтер-офицер Бадевиц с помощью 8 немецких матросов. 22 февраля они привели "Вестберн" в СантаКрус де Тенерифе, освободили пленников и на следующий день покинули гавань, чтобы избежать интернирования. Но, как только "Вестберн" попытался выйти в открытый океан, наблюдатели заметили, что за пределами испанских территориальных вод их ждет большой военный корабль под английским флагом. Бадевицу стало ясно, что от броненосного крейсера "Сатледж" не уйти, поэтому немцы спешно затопили пароход. 9 февраля в 5.00 примерно в 8 милях от места захвата "Вестберна" рейдер остановил британский пароход "Орас". Абордажная партия сообщила, что груз состоит из различных товаров и медной руды, но ничего особенно интересного не представляет.

Поэтому "Орас" был потоплен с помощью подрывных зарядов.

После этого цу Дона-Шлодиену повезло в очередной раз. Его корабль прошел в опасной близости от крейсера "Хайфлаер", который ранее отличился, год назад потопив "Кайзера Вильгельма дер Гроссе". Было ясно, что Королевский Флот больше не потерпит, чтобы германские рейдеры хозяйничали в Южной Атлантике. Методы патрулирования были пересмотрены и стали гораздо более эффективными.

Цу Дона-Шлодиен решил, что оставаться дальше в этом районе – значит играть с огнем.

Скромные призы не оправдывали риска гибели. Он решил вернуться в Германию. Однако выход в океан был совершен зимой, когда долгие ночи и шторма помогали "Мёве" ускользнуть от британских патрулей возле Оркнейских островов. Это преимущество таяло с каждым лишним днем, проведенным в тропиках. 8 февраля цу Дона-Шлодиен взял курс на север, пересекая оживленные судоходные пути между Европой и Северной Америкой. В Берлин была отправлена радиограмма с отчетом о достижениях. В ответной радиограмме сообщалось, что экипажу выделены 50 Железных Крестов.

Только 23 февраля "Мёве" захватил очередной приз. Это был французский пароход "Марони", который шел из Нью-Йорка в Бордо. Сняв экипаж, немцы затопили "Марони" подрывными зарядами и несколькими выстрелами из орудий.

Цу Дона-Шлодиен проложил курс подальше от Британских островов Он надеялся таким образом обойти британские патрули. 25 февраля в 600 милях западнее Фастнета рейдер встретил британский пароход "Саксон Принс". Он шел из Норфолка в Лондон со смешанным грузом, в том числе с пироксилином.

Пока абордажная партия осматривала пароход, выяснилось, что судовые бумаги частично уничтожены, зато в целости сохранились свежие газеты. Они были доставлены на "Мёве" для тщательного изучения. Из них можно было узнать о передвижениях кораблей, в том числе и поенных. Из газет цу Дона-Шлодиен узнал, что "Аппам" поставлен в док в Ньюпорт-Ньюсе, и что "Мёве" потоплен возле Бермудских островов британским броненосным крейсером "Дрейк"!

Когда корабль вошел в воды Северной Атлантики и оказался довольно близко от Британских островов, немцы начали нервничать. Наблюдатели до боли в глазах вглядывались в горизонт, разыскивая подозрительные дымки. Всем казалось, что британские крейсера мчатся следом за "Мёве", готовые разнести его на куски. Когда 28 февраля налетел шторм со снегом и холодным туманом, команда рейдера восприняла это как доброе предзнаменование. Когда "Мёве" подошел к берегам Норвегии и повернул на юг, то есть начал самый опасный отрезок пути, плотные тучи скрыли луну.

К началу марта "Мёве" почти добрался домой. Командование выслало ему навстречу корабли из Вильгельмсхафена, а природа подарила густой туман. Рейдер и корабли сопровождения встретились 4 марта 1916 года возле острова Амрум. В тот же день "Мёве" с развевающимися флагами торжественно вошел в порт. Отважный корветтенкапитан стал национальным героем. Он не только потопил 14 торговых судов, но и сумел благополучно вернуться назад. Исключая эпизоды с "Клан Мактавишем" и "Фламенко", не погиб ни один моряк. Поведение германского капитана было исключительно благородным и милосердным. Это особенно удивительно, если вспомнить, сколько времени шла война и какими жестокостями она уже была отмечена.

В очередной раз Королевский Флот не сумел перехватить рейдер-одиночку, действующий на судоходных маршрутах. Вновь появились страхи, угасшие было после гибели "Эмдена" в ноябре 1914 года. Самыми важными предложениями, которые позволили бы англичанам устранить угрозу со стороны рейдеров, подобных "Мёве", были введение системы конвоев и использование судов-ловушек.

Введение системы конвоев задерживалось по различным причинам. Ссылки Адмиралтейства на организационные проблемы неубедительны. На грань катастрофы и поражения Великобританию поставили собственные судовладельцы, не желавшие мириться с неизбежными помехами и задержками, к которым вела система конвоев. Зато Адмиралтейство сделало, что от него требовалось. Практически немедленно 10 угольщиков были переоборудованы в суда-ловушки. 3 корабля должны были действовать у юго-восточного побережья США, 2 были отправлены к островам Зеленого Мыса, 3 были приданы 9-й эскадре крейсеров, а оставшаяся пара отправилась, на Тихий океан. Эти корабли были снабжены фальшивыми документами и периодически меняли внешность.

Они должны были помогать крейсерам Королевского Флота в охоте на рейдеры.

Предполагалось, что рейдер остановит такой угольщик и начнет погрузку. И в этот момент появится крейсер, который уничтожит противника. Но проблема заключалась в том, что германских рейдеров было слишком мало. Рассеянные по всему мировому океану угольщики-приманки просто не имели шансов встретиться с ними.

Благодаря своему вооружению, "Мёве" был использован в прежней роли. 12 июня 1916 года его переименовали в "Винету", и корабль совершил 3 плавания в Скагеррак, Каттегат и Балтику. При этом он захватил русское судно. Однако 24 августа ему было возвращено старое название "Мёве", и корабль начал подготовку ко второму выходу в Атлантику.

Короткий поход вспомогательного крейсера "Грейф"

Этот корабль был необычен уже потому, что имел 2 трубы. Среди трампов такой внешностью могли похвастаться очень немногие. Корабль был спущен 29 июля 1914 года, всего за несколько дней до начала Первой Мировой войны, однако военно-морской флот конфисковал его для своих нужд только в начале 1916 года. Он был отправлен в Киль для переоборудования во вспомогательный крейсер, и тут же потерял свою главную гордость – вторую трубу. Корабль был вооружен 4 орудиями калибра 150 мм и 1 орудием 105 мм, а также 2 торпедными аппаратами.

В середине февраля 1916 года, незадолго до начала плавания, корабль посетили принц Генрих Прусский и адмирал Бахман, командующий морскими силами Балтийского моря.

Состоялась небольшая пирушка, в ходе которой было произнесено много красивых речей.

Выяснилось, что "Грейфу" предстоит плавание через всю Атлантику, вокруг мыса Доброй Надежды, чтобы добраться до Германской Восточной Африки, где вели тяжелую борьбу войска генерала Пауля фон Леттов-Форбека. Но эта вечеринка имела самые неприятные последствия, так как привлекла внимание шпионов к предстоящему выходу вспомогательного крейсера в море.

"Грейф" покинул Киль 25 февраля 1916 года и 27 февраля вышел в Северное море.

Именно в это время "Мёве" возвращался домой. Погода была очень плохой, густой серый туман затянул все вокруг. Постоянно налетали снежные заряды, которые сводили видимость практически до нуля. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сопровождавшая рейдер подводная лодка U-70 быстро потеряла своего подопечного.

Позднее U-70 сообщила, что заметила британскую подводную лодку, которая могла сообщить Адмиралтейству о замеченном подозрительном корабле. Предположение оказалось верным. Действительно, в Лондоне получили радиограмму о том, что 28 февраля в 20.20 замечен пароход, идущий в районе Экерсунда (юго-западное побережье Норвегии) со скоростью 10 узлов.

В 23.38 эта информация была получена адмиралом Джеллико, который немедленно принял меры к перехвату рейдера. Легкие крейсера "Инконстант" и "Корделия" в сопровождении 4 эсминцев вышли из Розайта, а легкие крейсера "Каллиопа", "Комус" и "Бланш", а также 3 эсминца покинули Скапа Флоу. Но это были корабли, которым предстояло уничтожить германский корабль. Обнаружить и сообщить должны были другие.

В проливе между Шетландскими и Фарерскими островами постоянно находились британские вспомогательные крейсера. Они имели лучшую обитаемость и мореходность, а потому больше подходили для длительного патрулирования, чем боевые корабли. В это время в проливе находились бывшие лайнеры "Алькантара" (капитан 1 ранга Томас Уордл) и "Андес" (капитан 1 ранга Джордж Янг). Это новые однотипные лайнеры были построены знаменитой фирмой "Харланд и Вольф" в 1913 и 1914 годах соответственно.

Они имели скорость около 17 узлов, что позволяло без труда перехватить любое грузовое судно. После мобилизации лайнеры были вооружены 8 орудиями 152 мм и 2 орудиями 57 мм каждый.

"Алькантара" уже должен был отправиться на юг, для пополнения запасов угля, но 29 февраля в 8.05 получил приказ оставаться на месте. И в 8.45, то есть практически сразу его наблюдатели заметили дым слева по борту. В 8.55 "Андес" передал, что видит подозрительное судно, идущее на северо-восток со скоростью примерно 15 узлов. В 9.10 "Андес" передал, что неизвестное судно повернуло на север. Он также сообщил, что судно окрашено в черный цвет, имеет 2 мачты и плоскую черную трубу.

Так как "Алькантара" находился ближе к цел", Уордл увеличил скорость, чтобы зайти между "Андесом" и незнакомым судном. Когда патрульный крейсер подошел ближе, стали видны нарисованные на борту "Грейфа" 2 больших норвежских флага, а также надпись "Рена", Тонсберг. "Алькантара" повернул под корму германскому рейдеру и поднял флажный сигнал "MN", что означало "Остановиться немедленно". На всякий случай англичане дали еще и 2 холостых выстрела.

Неизвестный пароход повернул вправо и сообщил, что направляется в Рио-де-Жанейро из Тронхейма. Однако англичане все-таки решили выслать досмотровую партию. Пока они готовили шлюпку к спуску, немцы решили прекратить эту комедию. В 9.40 упали щиты, прикрывающие ютовое орудие "Грейфа", и прогремел первый выстрел. С дистанции 800 ярдов промахнуться было просто невозможно, и первыми же выстрелами немцы разгромили мостик "Алькантары". Была нарушена внутрикорабельная связь и выведен из строя машинный телеграф. Теперь вели огонь все орудия немецкого рейдера. Шлюпки "Алькантары" были разнесены в щепки, вышло из строя рулевое управление. Минут десять британский корабль мотался, как пьяный, а немцы поливали его мостик пулеметным огнем.

Наконец англичане восстановили управление, и Уордл, дал полный ход, чтобы пересечь курс более тихоходному германскому кораблю. Он также хотел помешать противнику прорываться к берегам Норвегии. Первый же снаряд, выпущенный из кормового 152-мм орудия левого борта "Алькантары", уничтожил ютовое 105-мм орудие рейдера. Большая часть расчета погибла, взорвались поданные к орудию снаряды. "Андес" в это время находился в 5 милях от места боя, но как только прогремели первые выстрелы, Янг немедленно ринулся на помощь.

"Андес" открыл огонь с дистанции 6500 ярдов и уже одним из первых снарядов уничтожил мостик германского корабля. В это время "Грейф" и "Алькантара" медленно кружили на месте, ведя бешеный огонь практически в упор. Многие снаряды попадали в ватерлинию, и оба корабля уже имели заметный крен, который постепенно увеличивался.

Один из английских снарядов уничтожил носовое орудие левого борта на "Грейфе", другой взорвался в машинном отделении. Вскоре загорелись нефтяные цистерны, расположенные между мостиком и машинным отделением. В этот же период торпеда, выпущенная "Грейфом", попала в среднюю часть корпуса "Алькантары", однако угольные бункеры приняли удар на себя, и повреждения оказались невелики. В 10.02 "Грейф" выпустил вторую торпеду, которая прошла за кормой "Алькантары". После этого немцы прекратили бой и отвернули прочь.

Крен "Алькантары" на левый борт становился все больше, и вскоре стало ясно, что корабль обречен. В 10.45 капитан 1 ранга Уордд приказал команде покинуть корабль. В 11.00 бывший лайнер перевернулся и тут же скрылся под водой. На нем погибли 72 человека. Немецкая команда тоже покинула свой корабль, однако "Грейф" еще держался на плаву. Примерно в 11.15 прибыли легкий крейсер "Комус" и эсминец "Мюнстер".

Командир крейсера капитан 1 ранга Хотэм приказал эсминцу подобрать спасшихся.

Крейсер в это время добил рейдер огнем своих 152-мм орудий. В 13.02 "Грейф" затонул с развевающимся германским флагом.

"Андес" и "Мюнстер" вернулись в порт, имея на борту команду "Алькантары", а также 120 пленных немцев, в том числе 5 офицеров.

Это бой таит в себе маленькую загадку. Если верить фундаментальному справочнику Эриха Тренера по кораблям германского флота, то на "Грейфе" погибли всего 97 человек.

Но если из команды в 307 человек вычесть количество спасенных, то окажется, что погибли 187 человек. Ответа на этот вопрос пока еще не предложил никто.

Второй поход вспомогательного крейсера "Мёве"

Лишь осенью 1916 года немцы отправили в океан еще несколько вспомогательных крейсеров. Во второе плавание вышел и "Мёве", которым командовал все тот же Николас граф цу Дона-Шлодиен. Однако теперь он был произведен во фрегаттен-капитаны и был награжден Железным Крестом первого класса. Кайзер также пожаловал ему самую высокую награду империи – орден Pour le Merite, или "Голубой Макс", как его фамильярно называли офицеры. Весь экипаж "Мёве" был награжден Железными Крестами второго класса. В честь первого похода корабля была отчеканена медаль с изображением чайки (Mowe – по-немецки чайка), которая в клюве держит рыбу. Чайка парила над цепью, которую сторожили два полудохлых льва, символизирующих Королевский Флот.

В ноябре рейдер прошел небольшую модернизацию, в основном, чтобы изменить внешность. Труба была сделана короче и шире, изменилась форма надстроек. Слегка наклонные мачты стали вертикальными, были сняты несколько вентиляторов. Чтобы скрыть торпедные аппараты, были установлены новые вельботы. 22 ноября 1916 года "Мёве" вышел из Вильгельмсхафена. 29 ноября за ним последовал "Вольф", а 21 декабря в море вышел парусник "Зееадлер". Над британскими морскими коммуникациями снова нависла угроза.

Цу Дона-Шлодиен сначала пошел на север вдоль побережья Норвегии. Потом, пользуясь плохой погодой, повернул на запад, чтобы обойти с севера Шетландские острова. На сей раз погода была достаточно плохой и хорошо укрыла рейдер. Во время первого похода ему пришлось подняться чуть ли не до Полярного Круга, чтобы прорваться в Атлантику, теперь "Мёве" сэкономил несколько дней. 26 ноября он миновал линию британских дозоров и вышел в Северную Атлантику. Однако теперь начались настоящие шторма, и "Мёве" мог лишь с трудом удерживаться на месте, двигаясь против ветра. К концу месяца шторма немного утихли, и рейдер повернул на юг, держась в нескольких сотнях миль от западного побережья Исландии. 2 декабря он встретил большой пароход, который оказался английским. "Вольтер" следовал в балласте в Нью-Йорк. Сняв команду, рейдер потопил его подрывными зарядами.

Следующий корабль был встречен утром 4 декабря. Это был бельгийский рефрижератор "Самланд", который следовал из Нью-Йорка в Антверпен с грузом мороженого мяса для бельгийских беженцев. Германское правительство разрешило этот переход, а потому цу Дона-Шлодиен был вынужден отпустить пароход. 5 декабря он встретил норвежский пароход, который вез в Англию детали машин и стальные трубы. Цу Дона-Шлодиен заподозрил, что эти трубы не что иное, как заготовки орудийных стволов, и приказал потопить пароход. 6 декабря "Мёве" перехватил большой канадский сухогруз "Маунт Темпл". Сначала пароход отказался остановиться, и лишь несколько выстрелов, которые стоили жизни 3 морякам, убедили его сделать это. Корабельные бумаги показали, что пароход следует в Брест и везет лошадей, пшеницу и другие грузы. Так как все это не имело ценности для рейдера, пароход был потоплен. Почти сразу на пути рейдера попался трехмачтовый барк, который был потоплен. "Дачесс оф Корнуолл" направлялся в Гибралтар с грузом солонины.

Следующей встречи не пришлось ждать долго. 8 декабря "Мёве" захватил и потопил пароход "Кинг Георг". Среди прочего груза на пароходе находились 600 тонн пороха. И уже на следующее утро рейдер остановил пароход "Кэмбрайэн Рейндж" с грузом пшеницы. Он был затоплен. В тот же день радист "Мёве" перехватил передачу береговой станции с Бермудских островов. В ней сообщалось, что 7 декабря в 7.00 рейдер замечен бельгийским судном. "Самланд" сообщил англичанам все подробности встречи с "Мёве".

Хотя цу Дона-Шлодиен и отошел довольно далеко от основных судоходных маршрутов, он знал, что находится в районе, через который часто следуют из Северной Америки в Англию суда с боеприпасами и другими военными грузами. Поэтому он решил провести здесь еще несколько дней.

Его решение оказалось правильным. Уже 10 декабря он встретил британский пароход "Джорджик". Большие размеры судна и орудие, установленное на корме, заставляли думать, что пароход несет ценный груз. Сначала "Джорджик" отказался остановиться, и "Мёве" пришлось открыть огонь на поражение, чтобы не дать британским артиллеристам сделать то же самое. Прежде чем английское судно остановилось, на нем погиб 1 человек.

Осмотр показал, что судно везет лошадей, пшеницу и нефть. Немцы открыли на "Джорджике" кингстоны и заложили подрывные заряды. Однако цу Дона-Шлодиен торопился потопить его как можно быстрее и приказал добить пароход торпедой.

Утром 11 декабря рейдер встретил британский пароход "Ярроудейл". На судне находился очень ценный груз, в том числе 100 автомобилей и несколько тысяч тонн стали. Так как на судне имелось достаточно много угля, цу Дона-Шлодиен решил отправить "Ярроудейл" в Германию. Если пароход не сможет прорвать британскую блокаду, единственной потерей станет небольшой призовой экипаж. Кроме того, он мог избавиться от лишних пленных, не прибегая к довольно рискованной отправке их в нейтральный порт.

Командование захваченным пароходом было возложено на унтер-офицера Бадевица, который уже отличился ранее, успешно управляя захваченным угольщиком "Вестберн".

Бадевиц был интернирован в Испании, но сумел сбежать и вернулся в Германию как раз вовремя, чтобы выйти на "Мёве" во второе плавание.

"Мёве" и "Ярроудейл" направились на юго-восток, и 12 декабря захватили британский пароход "Сент Теодор", груженный 7000 тонн американского угля. Эта случайная встреча позволила цу Дона-Шлодиену уже на следующий день отпустить "Ярроудейл".

Захваченный пароход был направлен в заранее оговоренное место под командованием фенриха Кёлера.

Поняв, что захват 2 кораблей практически в одном месте неизбежно вызовет интерес Королевского Флота, цу Дона-Шлодиен сразу направился на юг. Примерно в 500 милях на юго-запад от Азорских островов он оказался на маршруте, связывающем Центральную Америку с Англией. Долго ждать очередную жертву ему не пришлось. 18 декабря был замечен пароход, который послушно остановился после предупредительного выстрела.

Абордажная партия сообщила, что "Драматист" следует в Англию со странным грузом – фрукты и взрывчатка. Цу Дона-Шлодиен забрал для своего экипажа большое количество фруктов и потопил "Драматист" подрывными зарядами. 23 декабря "Мёве", как и планировалось, встретился с "Сент Теодором". На захваченный пароход была передана часть припасов, радиостанция и 2 старых 52-мм орудия.

Британский угольщик превратился в германский вспомогательный крейсер "Гейер" под командованием капитан-лейтенанта Вольфа. 28 декабря цу Дона-Шлодиен отправил "Гейер" в самостоятельное плавание. Однако пароход был очень тихоходным, на испытаниях он показал только 12,6 узла, поэтому Вольфу был дан совет ограничиться уничтожением парусников.

Рождественские праздники приобрели горький вкус для экипажа французского барка "Нант". Барк с грузом 3300 тонн селитры следовал из Вальпараисо в Лондон, но налетел на "Мёве". Так как селитра использовалась для производства пороха, цу Дона-Шлодиен без колебаний приказал потопить барк. 31 декабря 1916 года была получена радиограмма, что захваченный пароход "Ярроудейл" благополучно прибыл в Вильгельмсхафен. Экипаж "Мёве" решил, что это сообщение предвещает удачный новый год. 2 января 1917 года был захвачен трехмачтовый французский барк "Асниер" с грузом пшеницы. Вскоре после того, как барк отправился на дно Атлантического океана, "Мёве" захватил довольно экзотический приз – японское судно "Хадсон-мару". Вместо того, чтобы утопить его, цу Дона-Шлодиен решил использовать это судно в качестве плавучей тюрьмы. И в очередной раз оказался совершенно прав. 7 января недалеко от Пернамбуко рейдер захватил британский пароход "Рэдноршир" с грузом кофе. Груз был попросту растащен матросами, а пароход утопили с помощью подрывных зарядов. Уже 9 января "Мёве" встретил очередную жертву – британский угольщик "Мюнхен". Немцы сначала не поняли, какому риску они подверглись, захватив "Мюнхен". Дело в том, что этот старый пароход входил в ту самую десятку; которую Адмиралтейство превратило в ловушки для рейдеров. Когда абордажная партия поднялась на борт британского судна, то с изумлением узнала, что всего 2 дня назад этот угольщик заправлял легкий крейсер "Аметист".

Цу Дона-Шлодиен предположил, что угольщик успел вызвать крейсер, поэтому рейдеру следует уходить, не тратя ни минуты. Конечно, "Аметист" был не самым мощным из противников, но в любом случае это был настоящий военный корабль, бой с которым для "Мёве" был опасен. Поэтому, утопив угольщик подрывными зарядами и парой снарядов, "Мёве" помчался прочь. 10 января "Мёве" встретил и утопил британский пароход "Нетерби Холл". У немцев скопилось уже больше 250 пленных, и цу Дона-Шлодиен был вынужден отправить их в Пернамбуко на "Хадсон-мару". 17 января рейдер встретился с "Гейером", чтобы принять уголь и обменяться информацией. Капитан-лейтенант Вольф мало что мог сообщить, так как он сумел захватить лишь одну маленькую шхуну. Передача угля тоже превратилась в проблему. Крупная океанская волна сильно мотала корабли, и "Гейер" пробил несколько листов обшивки "Мёве". 22 января 1917 года корабли двинулись в противоположных направлениях. Цу ДонаШлодиен решил попытать счастья на маршрутах, ведущих к мысу Доброй Надежды.

Однако уже 7 февраля из-за отсутствия добычи он вернулся назад, к берегам Южной Америки, и встретился с "Гейером" возле Тринидада. Угольщик провел время -крайне скучно и захватил лишь еще 1 парусник. Так как запасы угля подходили к концу, 14 февраля цу Дона-Шлодиен затопил "Гейер".

Цу Дона-Шлодиен предположил, что район в 500 милях к востоку от мыса Фрио не посещают британские крейсера. Именно поэтому он решил, что рейдер должен его посетить.

На следующий день после затопления "Гейера" рейдер встретил британский пароход "Брекнокшир". Он совершал свое первое плавание с 7000 тонн угля на борту. Немцы забрали с парохода свежие газеты и затопили его. На следующий день "Мёве" встретил французский пароход "Френч Принс", шедший в Гавр с грузом солонины, пшеницы и другого продовольствия. До 1915 это судно называлось "Булгариэн Принс", но после вступления Болгарии в войну на стороне Германии оно было переименовано. Моряки всегда говорили, что смена названия сулит несчастье кораблю. Так и вышло. 16 февраля "Мёве" встретил британский пароход "Эдди", но здесь у цу Дона-Шлодиена впервые случилась осечка. Когда "Мёве" устремился в погоню, на горизонте появился британский вспомогательный крейсер "Эдинбург Кастл". Поэтому германскому рейдеру пришлось спасаться бегством. Британский лайнер развивал 17 узлов, но, к счастью для тихоходного рейдера, налетел дождевой шквал, который помог ему спастись.

"Мёве" сначала направился на восток, чтобы скрыться от "Эдинбург Кастла", а потом повернул на север. Несколько дней команда занималась ремонтом машин, так как во время бегства их 'пришлось форсировать до предела. Цу Дона-Шлодиен понял, что корабль нуждается в серьезном ремонте на верфи, и решил немедленно возвращаться в Германию. Так как по пути он должен был пересечь несколько оживленных судоходных маршрутов, то можно было рассчитывать на захват еще нескольких призов.

Первым 23 февраля попался пароход "Катерин", который шел в Англию из Розарио с грузом аргентинской пшеницы. Хотя корабль принадлежал норвежскому судовладельцу, он шел под британским флагом, поэтому немцы утопили его. Последнюю неделю февраля немцы опять посвятили ремонту машин и котлов. В случае прорыва через линию британских патрулей на последнем участке путешествия им мог понадобиться каждый узел скорости. 4 марта рейдер остановил британский пароход "Рондаш", груженный кубинским сахаром. Он тоже был отправлен на дно.

Утром 5 марта рейдер встретил норвежский парусник, но цу Дона-Шлодиен освободил его после осмотра. 10 марта "Мёве" утопил очередную жертву – пароход "Эсмеральда", однотипный с захваченным во время первого плавания "Фламенко". Он направлялся в Балтимор, чтобы забрать там лошадей для британской армии. Вскоре после затопления "Эсмеральды" "Мёве" встретил большой новозеландский пароход "Отаки", следующий из Лондона в Нью-Йорк в балласте. Это пароход имел 3 вала, причем центральный вращала паровая турбина. Он развивал скорость 15 узлов – столько же, сколько и "Мёве".

Когда появился рейдер, шкипер "Отаки" Арчибальд Биссет-Смит решил попытаться бежать. Кроме того, он надеялся, что кормовое 102-мм орудие отобьет у немцев охоту к погоне. Британский пароход повернул против волны. Теперь брызги должны были мешать германским наводчикам.

Бой начался на дистанции 1,5 мили. Вскоре артиллеристы "Отаки" добились попадания в рейдер. Снаряд разорвался под мостиком над машинным отделением. При взрыве погибло 5 человек, еще 10 были ранены. Второй снаряд вызвал пожар в угольном бункере. Третий разорвался рядом с бортом рейдера, и "Мёве" начал принимать воду через осколочные пробоины. Но когда 150-мм орудия рейдера пристрелялись, "Отаки" начал получать одно попадание за другим.

Когда дистанция сократилась до 1 мили, германские артиллеристы насчитали около 30 попаданий в британский корабль. Наконец пылающий "Отаки" начал крениться на правый борт, потом он перевернулся и затонул. Немцы подняли из воды почти весь экипаж, но 6 человек все-таки погибли, в том числе отважный шкипер Биссет-Смит. Он остался на тонущем корабле, после того, как убедился, что шлюпки с ранеными благополучно отошли. Граф цу Дона-Шлодиен в своем рапорте воздал должное противнику, назвав этот бой образцом отваги. Адмиралтейство представило БиссетСмита к посмертному награждению Крестом Виктории.

Аварийные партии сообщили цу Дона-Шлодиену, что повреждения "Мёве" не слишком серьезны, хотя пожар в угольном бункере удалось потушить только через 5 дней.

Пробоины на ватерлинии были кое-как залатаны, а мостик отремонтирован. Путешествие домой продолжалось. 13 марта "Мёве" встретил британский пароход "Деметретон". Цу Дона-Шлодиен больше не был расположен рисковать. Заметив орудие на корме противника, он приказал своим артиллеристам открыть огонь, как только на "Мёве" будет поднят германский флаг. Но британский пароход предпочел немедленно остановиться и принять абордажную партию.

Хотя подрывные заряды сработали как положено, груз леса помог "Деметретону" удержаться на плаву. Пароход был потоплен несколькими 150-мм снарядами, направленными в ватерлинию.

Во второй половине дня рейдер встретил пароход "Говернор". 3 месяца назад "Мёве" потопил однотипный с ним "Драматист". Шкипер "Говернора" Пэк, помня о судьбе "Драматиста", решил сражаться и приказал открыть огонь из кормового орудия. Однако цу Дона-Шлодиен не собирался два раза попадаться в одну ловушку. Он вывел свой корабль из-под обстрела, и более тяжелые орудия рейдера быстро вынудили английское судно сдаться. В ходе боя погибли 4 человека. Британский шкипер спасся просто чудом, когда германский снаряд разорвал на куски стоящего рядом с ним офицера. Когда дым развеялся, стало видно, что штурманская рубка "Говернора" снесена за борт, а палубы парохода завалены обломками. Немцы сняли экипаж и открыли кингстоны. Но чтобы ускорить гибель судна, цу Дона-Шлодиен приказал добить его торпедой.

Рейдер был просто переполнен, так как на нем находились более 800 человек.

Продовольствие кончалось. Однако к 18 марта "Мёве" поднялся в северные широты и находился уже недалеко от Исландии. Цу Дона-Шлодиен повернул на восток, чтобы обойти Шетландские острова и выйти к побережью Норвегии. 22 марта рейдер торжественно прибыл в Киль.

Адмиралштаб решил, что карьера "Мёве" в качестве рейдера закончена. Подводные лодки стремительно наращивали успехи в борьбе с британским судоходством. В марте 1917 года были потоплены 103 судна, в апреле на дно пошли 155 судов. Это было во много раз больше, чем сумели уничтожить рейдеры. Подводные лодки было легче строить, их экипажи были много меньше.

Нет никаких сомнений, что цу Дона-Шлодиен и его экипаж выполняли свою задачу с исключительным умением и решительностью. Они вернулись из двух опаснейших походов, что уже было беспримерным достижением, но ценой страшнейшего нервного напряжения. Это стало особенно заметно в конце второго похода, когда несколько немцев погибли в бою с британским пароходом, безнадежно уступавшим рейдеру в огневой мощи. Этот бой также подчеркнул крайнюю уязвимость торговых судов для артиллерийского огня.

Однако Николаус граф и бургграф цу Дона-Шлодиен даже в самых сложных условиях действовал благородно и старательно пытался соблюдать законы крейсерской войны.

Поэтому экипаж "Мёве" потерял всего 5 человек, а" на борту более чем 40 судов союзников, уничтоженных рейдером, погибли менее 30 человек. Хотя общий характер войны значительно изменился с 1914 года, когда легендарный командир "Эмдена" Карл фон Мюллер пользовался практически одинаковым уважением собственных людей и пленников, цу Дона-Шлодиен заслужил почти такое же отношение.

До конца войны "Мёве" служил на Балтике в качестве минного заградителя. После войны он был передан Великобритании и под названием "Гринбрир" плавал до 1933 года, когда был продан в Германию. Там он плавал под названием "Ольденбург", но 7 апреля 1945 года был потоплен самолетами союзников в Согне-фиорде. Ему так и не удалось обмануть судьбу, союзники настигли легкокрылую чайку.

Вспомогательный крейсер "Вольф"

Рейдер "Вольф" был тихоходнее, чем "Мёве", однако имел просто неимоверную дальность плавания. Расход топлива при скорости 8 узлов составлял всего 35 тонн угля в день, а в бункерах и трюмах рейдера находилось около 6000 тонн угля. Поэтому он мог находиться в плавании почти полгода, не пополняя запас угля.

Это судно было построено перед самой войной для бременской судоходной компании "Ганза" и тогда носило название "Вахтфельс". В 1916 году судно было реквизировано и попало на верфь в Вильгельмсхафене. Там оно получило мощное вооружение и превратилось во вспомогательный крейсер "Вольф". Перед выходом в плавание летом 1916 года он успел послужить в качестве базы подводных лодок под временным названием "Юпитер", но 29 ноября он снова был превращен в рейдер.

"Вольф" получил самое мощное вооружение среди германских вспомогательных крейсеров. Перед выходом в океан на нем установили еще пару 150-мм орудий, и теперь он имел 6 – 150-мм, 1 – 105-мм орудия, 4 торпедных аппарата и нес 465 мин. Самой необычной чертой "Вольфа" было то, что он имел гидросамолет Фридрихсхафен FF-33е для ведения разведки. Адмиралштаб понимал, что корабль слишком тихоходен, поэтому гидросамолет должен был либо предупредить его об опасности, либо навести рейдер на торговое судно.

Командование рейдером было поручено корветтен-капитану Карлу-Августу Нергеру, который ранее служил на легком крейсере "Штеттин". Нергер не принадлежал к знати, как цу Дона-Шлодиен, совершенно не говорил по-английски и считался англофобом. Зато его старший помощник капитан-лейтенант Шмель даже был награжден английской медалью за отвагу, проявленную при тушении пожара на судне с боеприпасами в порту Калькутты. 9 ноября на корабль прибыли 2 опытных морских летчика – лейтенант Маттеус Штейн и обер-флюгмейстер Пауль Фабек. Их сопровождал авиамеханик обер-маат Реми. Через 2 дня пилоты отправились на завод Варнемюнде, чтобы забрать новенький FF-33e. 16 ноября гидросамолет сел на воду рядом с бортом "Вольфа", который специально вышел из гавани Киля, чтобы сохранить секретность. К огромному удивлению Штейна, Фабека и Реми, экипаж рейдера принялся немедленно разбирать FF-33е. Он был установлен на палубу под брезентом, но, к сожалению, во время артиллерийских учений уже 17 ноября орудийными газами были попорчены крылья самолета. Ремонт был проведен ночью на местном аэродроме, и к рассвету крылья были возвращены на корабль.

Так как эту хрупкую конструкцию было просто невозможно сохранить в целости на палубе, крылья были спрятаны в трюм № 4, а фюзеляж спрятан в специально построенную рубку на корме.

Нергер получил приказ поставить мины, а потом совершить плавание по Индийскому и Тихому океанам, не пытаясь пиратствовать на судоходных линиях во время первой части плавания. 24 ноября "Вольф" вышел из Киля, но вскоре вернулся с пожаром в угольном бункере. Нергер попытался выйти 30 ноября, но слишком густой туман сорвал и эту попытку. Рейдеру пришлось прождать до вечера, но потом он все-таки вышел в море.

Во время перехода через Северное море "Вольф" укрыла плохая погода, и Нергеру удалось ускользнуть от британских патрулей. 2 декабря 1916 года "Вольф" вышел в открытый океан. При этом выяснилось одно неприятное обстоятельство. Вместо 13 узлов, показанных на испытаниях, "Вольф" развивал не более 10, но это не остановило Нергера. 17 января 1917 года "Вольф" достиг южной оконечности Африки, но появление конвоя, который охранял броненосный крейсер, вынудило рейдер спуститься еще южнее. Потом он все-таки поставил мины в районе мыса Доброй Надежды, возле Бомбея и Коломбо, куда прибыл в середине февраля. 17 и 21 февраля на них погибли британские пароходы "Вустершир" и "Персеус". К этому времени Нергер уже ушел далеко на юг и приступил к охоте за британскими судами на маршрутах Южная Африка – Бомбей и Аден – пролив Сунда (В книге И. Бунина "Корсары кайзера" па странице 382 этот период похода "Вольфа", точнее, его результаты, описан весьма вольно. Автор приводит чью-то басню о гибели лайнера "Аквитания", да еще с тысячей британских солдат на борту. Крепко сказано! Это вам даже не торпедирование "Тирпица". Лайнеры такого размера считают по пальцам одной руки, и еще лишние пальцы остаются. Утопить "Аквитанию", которая благополучно прошла обе мировые войны, – это надо суметь. Тем более что "Аквитания" вошла в историю как последний четырехтрубный пассажирский корабль, то есть лайнер был очень известен. Вообще-то Кунард в годы Первой Мировой войны действительно потерял несколько лайнеров, хотя и не столь громадных. Подводными лодками были торпедированы: "Франкония" – 4 октября 1916 года, "Лакония" – 25 февраля 1917 года.

Может быть, именно это хронологическое совпадение дало толчок фантазии автора?). 26 февраля Нергер, наконец, решил собрать свой гидросамолет. Детали были подняты из трюма, но выяснилось, что от тропической жары и влажности крылья покоробились. Реми попытался выпрямить их, но качка сделала невозможным использование точных инструментов. Все пришлось делать на глазок. Задача осложнялась размер рами FF-33е, размах крыльев которого равнялся 16,75 м. Во второй половине дня самолет был кое-как собран. Хотя наступил вечер, Нергер приказал Штейну запускать мотор. К всеобщему облегчению мотор заработал нормально. 27 февраля 1917 года в 6.25 "Вольф" заметил свой первый приз – британский пароход "Турителла". После недолгой погони и предупредительного выстрела он остановился.

Захват этого приза имел пикантный оттенок. Дело в том, что пароход был построен в 1905 году в Германии под названием "Гутенфельс" для компании "Ганза", которой одно время принадлежал и "Вольф". Пароход был интернирован в августе 1914 года в Египте и передан Англии. Сначала пароход получил название "Полавон", а потом был перестроен в танкер и получил очередное название "Турителла".

На захваченное судно была переведена призовая команда. Оно было вооружено 52-мм орудием и получило 25 мин. Нергер приказал поставить их на подходах к Адену.

Британский шкипер злорадно предсказал, что плавание "Вольфа" не будет долгим, так как поблизости находится легкий крейсер "Ньюкасл". Нергер сразу приказал поднять в воздух для ведения разведки гидросамолет. В 14.30 FF-33е был спущен за борт. Самолет был окрещен "Волчонком" (Название рейдера "Wolf" переводится с немецкого как "Волк". Название самолета – Wolfchen – Волчонок), и об его пропеллер торжественно разбили бутылку шампанского. Штейн стоял, балансируя на одном из поплавков, чтобы завести мотор, пока Фабек крутит ручку магнето. Мотор ожил, и самолет медленно заскользил по воде под радостные крики моряков.

FF-33е не являлся скоростной машиной. Он мог развить скорость всего 119 км/час и за 30 минут еле поднимался на высоту 1500 метров. Однако перед Штейном и Фабеком открылась такая захватывающая дух картина, что они забыли раздражение и трижды крикнули "Ура!" в честь компании "Фридрихсхафен". Затем Фабек совершил элегантную посадку и подрулил к кораблю в сопровождении стаи облизывающихся акул. "Волчонок" был краном поднят на борт "Вольфа", и оба пилота сообщили, что нигде не видели британского крейсера.

На следующее утро полет был повторен. Были замечены 2 судна, но оба находились слишком далеко, и "Вольф" не мог их догнать. Во второй половине дня оба судна скрылись из вида. Разочарованные пилоты потребовали разрешения атаковать суда бомбами, чтобы заставить их остановиться, однако сначала Нергер это запретил.

"Вольф" повернул на юго-восток и направился к берегам Австралии. 1 мая наблюдатели заметили на горизонте судно, и "Волчонок" был спущен за борт, чтобы его не повредило орудийными газами, когда рейдер откроет огонь. Это совершенно не устраивало Штейна и Фабека, которые немедленно взлетели. Когда рейдер дал предупредительный выстрел, чтобы остановить британский пароход "Джамна", самолет спустился ниже и начал кружить над пароходом, готовый сбросить бомбу, если приказ не будет выполнен. Однако "Джамна" послушно остановился, хотя именно в это время на борту рейдера произошел серьезный инцидент. Левое кормовое орудие выстрелило раньше, чем его развернули на борт. Погибло 5 человек, еще 20 были ранены. Захваченный пароход следовал за "Вольфом", пока немцы снимали с него все, имеющее хоть какую-то ценность. Но 4 марта "Джамна" был затоплен.

"Илтис" поставил мины, где было приказано, в ночь с 4 на 5 марта 1917 года. Однако уже 5 марта его перехватил британский шлюп "Один". Этот корабль имел 6 – 102-мм орудий, и сражаться с ним было бесполезно, поэтому команда затопила "Илтис". К несчастью для Нергера, китайцы, входившие в экипаж "Турителлы"-"Итиса", рассказали английским офицерам все, что знали "Вольфе". Нергер перехватил несколько радиограмм и решил, что нужно поскорее менять район действий.

Он также приказал перед сближением с очередной жертвой спускать гидросамолет за борт, чтобы не привлекать лишнего внимания. Кроме того, отсутствие самолета помогало "Вольфу" выдавать себя за обычного "купца". Штейна и Фабека это распоряжение огорчило, они яростно доказывали, что могут сыграть более серьезную роль, чем до сих пор. Гидросамолет имел длительность полета 5-6 часов, и его можно было использовать не только как разведчик. 11 марта в 9.30 на горизонте был замечен дым. Штейн и Фабек были немедленно отправлены на разведку и сообщили, что дым принадлежит торговому судну. FF-33е был поднят на борт, и "Вольф" устремился в погоню. В 12.30 гидросамолет был снова спущен на воду и проболтался на волнах несколько часов, пока "Вольф" не сообщил, что подошел к цели на расстояние выстрела. Пилот запустил мотор и полетел вдогонку уходящему рейдеру. Когда рейдер дал предупредительный выстрел по курсу британского парохода "Водсворт", Штейн и Фабек снизились, готовясь использовать бомбы. И снова их постигло разочарование – пароход остановился. Выяснилось, что он следовал в Лондон с грузом риса.

Индийский океан был пуст, и Нергер мог позволить себе не торопиться. Суда медленно двигались на юго-восток, но немцы взяли себе лишь несколько тонн риса. Лишь 18 марта "Водсворт" был потоплен подрывными зарядами.

Гидросамолет, который совершил 14 полетов над Индийским океаном, был разобран 16 марта и помещен в трюм № 4. Штейн, Фабек, Рем и экипаж рейдера ухитрялись содержать FF-33е в удивительно приличном состоянии, хотя имели место мелкие повреждения плоскостей, лопнувшие растяжки и покоробленная обшивка. К счастью, все это можно было легко исправить, а мотор продемонстрировал просто образцовую надежность. 31 марта "Вольф" остановил трехмачтовый барк "Ди", идущий в Перт. Капитан барка Джон Рагг поднял сигнал: "Вас не понял, повторите". В ответ "Вольф" поднял сигнал:

"Германский крейсер. Немедленно остановиться". Барк был потоплен, но этот успех не имел практического значения. Потом Нергер направился вокруг южных берегов Австралии. Но не встретил груженых зерном судов, на что рассчитывал. 23 мая механики собрали "Волчонка". Самолет совершил 4 полета, пытаясь отыскать добычу, но безуспешно. 27 мая рейдер прибыл на остров Рабаул (архипелаг Кермадек) (Не пугайте с известным портом на острове Новая Британия!). Став на якорь, корабль занялся ремонтом. На всякий случай 2 июня Нергер отправил самолет в очередной полет. На горизонте был замечен сначала дым, потом 2 мачты и потом антенна! Так как на "Вольфе" для ремонта был разобран один из котлов, корабль не мог дать больше 6 узлов.

Нергеру требовалось знать, является ли незнакомец вспомогательным крейсером или простым "купцом", который нужно постараться захватить. Он приказал Штейну и Фабеку остановить судно, если получится. Это было как раз то, чего жаждали пилоты.

"Волчонок" излетел в 15.30 и набрал высоту 1000 метров. Самолет зашел на пароход с кормы, после чего Штейн дал газ и промчался над кораблем на высоте 60 метров. Фабек сбросил несколько парусиновых мешков с грузом. Противник был захвачен врасплох.

Мало того, часть экипажа новозеландского парохода "Вайруна" вообще впервые в жизни увидела самолет.

Один из мешков шлепнулся на палубу, и его принесли на мостик. Заинтригованный шкипер Хамманд открыл его и прочитал сообщение. Его удивлению не было предела.

"Приказ. Повернуть на юг к германскому крейсеру. Не использовать рацию. Если не подчинитесь приказу, сброшу бомбы". Когда "Вайруна" снизил скорость, но все-таки не остановился, Фабек сбросил в море бомбу, которая упала в 30 метрах от форштевня.

Все надежды Хаммонда спастись растаяли, когда "Вольф" поднял якорь и вышел в море.

В 16.05 абордажная партия поднялась на борт "Вайруны". Выяснилось, что груз парохода состоит из сыра, мяса, молока и 1200 тонн угля. По мнению Нергера, это было более ценно, чем дневной хлебный паек. В награду за предприимчивость пилоты получили новозеландский флаг.

"Вайруна" был приведен к острову, и началась погрузка продовольствия и угля на "Вольф". Все офицеры, кроме капитана, и почти вся команда были переведены на рейдер.


1936654157487776.html
1936700906477602.html
    PR.RU™