В) Индивидуальная опекунская забота

Супруги, опекуны, берут на воспитание в свою семью, в которой уже, как правило, есть собственные дети, чужого ребенка и получают для этой цели определенное финансовое пособие от учреждений социальной помощи. Данная форма заботы приобрела в Чехословакии новое законное обоснование лишь в 1973 году и достигла в последние годы некоторого распространения, в особенности в тех районах страны, где в данном отношении проявили инициативу местные работники. Речь идет, конечно, не о восстановлении опекунской помощи в старых формах, а о новом, в известной степени лечебно направленном институте, заслуживающем особого внимания. Во многих странах опекунство настолько распространено, что является практически альтернативой детских домов. При этом там происходит то, что отмечается повсеместно в случаях, где нет достаточного выбора возможностей — многие дети под опекунским присмотром себя не оправдывают, переходят из одной семьи в другую (как у нас из учреждения в учреждение), и их психическому развитию угрожает тождественная, если не более серьезная опасность. Мы полагаем, что опекунство не может быть универсальным решением судьбы покинутых детей, точно так же, как им не являются ни детские дома, ни усыновление. В дифференцированном репертуаре возможностей оно занимает, однако, определенное место и имеет, разумеется, свои определенные показания, соблюдение которых обеспечивает наилучшее использование его преимуществ и подавление его недостатков.

Мы считаем, что индивидуальная опекунская забота является наиболее пригодным решением для детей, которые не подходят для усыновления и воспитание которых связано с определенным риском, а также предъявляет особые воспитательные требования, ввиду чего даже не рекомендуется, чтобы этих детей воспитывали в большом коллективе. Вопрос касается детей от грудного до среднешкольного возраста, наследственная база которых настолько загружена, что прогноз их развития становится весьма неопределенным, а также детей с небольшими повреждениями ЦНС (в смысле легкой дисфункции головного мозга) или детей с более серьезными повреждениями, требующими постоянной реабилитации, детей с органическими нарушениями или сенсорными расстройствами, требующими длительного лечения, и, наконец, детей, у которых коллективное воспитание по любым причинам могло бы вести к непомерным лишениям.

В данном аспекте можно рассматривать и вопрос о цыганских детях, менее «привлекательных» для усыновления, скопление которых в коллективных детских учреждениях, с другой стороны, создает новые затруднения и скорее углубляет, чем устраняет некоторые недостатки или особенности развития, препятствующие их удовлетворительной социальной самореализации.



Колухова (1981) разработала систему, на основании которой можно производить опенку успешности опекунской заботы. Так, например, согласно критериям данной системы, почти 80% всех опекунских связей в Североморавской области можно считать успешными и лишь 20% — малоуспешными или неуспешными.

Общегосударственная оценка опекунской заботы о цыганских детях в ЧСР (М. Свободова, И. Коваржик, П. Нидерле, 1981) также дает преимущественно благоприятный отзыв. При сравнимых условиях психическое и социальное развитие цыганских детей в системе замещающей семейной заботы происходит не менее удовлетворительно, чем развитие контрольных, нецыганских детей.


1940303511931932.html
1940383746786919.html
    PR.RU™