- Твоя мама принесла мне сегодня письмо, - боль в груди была настолько сильна, что мне приходилось бороться с собой, чтобы не согнуться пополам и не закричать, - я читаю каждое последнее слово. По 5 страница

- Выпей воды,- Кейдж поднес стакан к моему рту.

Я сделала маленький глоток, причем вкус холодной воды на моем языке был освежающим. Я даже не осознавала, что во рту настолько сухо. Я сделала несколько больших глотков, когда Кейдж потянулся и забрал у меня стакан.

- А теперь аспирин, - приказал он, держа в руках таблетки. Я послушно открыла рот, и он поместил их на мой язык. Он вернул воду к моим губам, и я проглотила таблетки с легкостью. И даже не почувствовала их в своем горле. Может быть, мне следовало напиваться каждый раз, когда я заболеваю, и тогда принимать таблетки. Может быть, мне просто нужно было, чтобы мне их давал Кейдж.

- Хорошая девочка, - сказал он, и я допила свою воду. - А теперь, ложись, но подвинь свою милую маленькую задницу к стене. Я тоже должен уместиться на этой кровати.

Посмотрев на его широкие плечи и длинные ноги, я задумалась, возможно ли это вообще. Я действительно не хотела спать сегодня в доме. Я хотела быть с Кейджем. Но если из-за меня он не выспится хорошо?

- Я все сделаю. Я знаю не по наслышке, как спать с девушкой в кровати, чтобы было удобно, - уверил меня он. Я двигалась до тех пор, пока вся моя левая сторона не дотронулась стены. - А теперь перевернись на свою сторону.

Я сделала, как он велел. Затем кровать наклонилась под тяжестью его тела, и он нырнул вслед за мной. Одна теплая рука обвилась вокруг моего живота, как только он подвернулся к моей спине. Это было классно. Действительно классно.

- Кейдж?

- Да?

Я хотела чувствовать себя близко к нему. Я больше не хотела между нами лжи. Но мысль об упоминании имя Джоша в тот момент, когда я была пьяной и прижатой к Кейджу, казалась ошибочной. Я не могла этого сделать. Так что, вместо этого, я закрыла глаза.

Глава 9

Кейдж

После целой недели просыпания с восходом солнца, мои глаза легко распахнулись, прежде чем наступил рассвет. Ева издавала мягкие мурлыкающие звуки во сне. Ее ноги каким-то образом запутались с моими прошлой ночью.

Перед гладким шелком ее кожи, зажатой между моими голенями, было трудно устоять. Но мне удалось. Хотя я совсем не был ангелом. Я не мог сдержаться. Когда она схватила мою руку и обвила ее вокруг себя, моя рука ладонью касалась ее левой груди. Поэтому, да, мои чувства были обострены. Но, черт возьми, я - мужчина. Они тоже были классными. Мягкие, но упругие, и ее сосок был классным и твердым даже во сне.



Эрекция, которая касалась ее задницы, вероятно, не останется реальной, когда трезвая Ева проснется. Как бы я ненавидел, я облегчил мою руку, чтобы убрать от нее, и распутал свои ноги от ее. Настолько тихо, насколько я мог, я выскользнул из постели. Схватит пару джинсов, рабочую рубашку и ботинки, я вышел из комнаты, чтобы пойти одеться. Я не хотел будить ее. Ей действительно нужно было проспаться. Я готов был поспорить, что это был ее первый пьяный опыт. Он была такой чертовски милой. Если бы только трезвой Еве я нравился так же, как пьяной Еве. Вздохнув, я натянул джинсы и зашнуровал ботинки. Настало время вернуться к коровам.

Выступив из утреннего солнца, я не был удивлен, увидев здесь Джереми. Я размышлял, спал ли он вообще, оставив Еву со мной. Мне бы тогда пришлось усомниться в его здравом смысле. Я бы никогда не оставил Лоу с парнем вроде меня, пока она была пьяной и не могла ясно думать.

Джереми ходил взад и вперед напротив амбарной двери с обеспокоенным хмурым взглядом. Его волосы выглядели так, как будто он либо забыл расчесаться, либо водил по ним столько много раз, что хорошенько их испортил.

- Думал, что тебе нужно было уехать сегодня рано утром, - сказал я в приветствие.

Джереми перестал расхаживать и сократил дистанцию между нами. Он почти выглядел достаточно храбрым, чтобы разобраться со мной. - Чувак, пожалуйста скажи мне что ты не...

- Я просто дал ей аспирин, немного воды и спал возле нее.

- Она в порядке? Ты ей что-нибудь сделал? Она больна? ЧЕРТ, я не должен был оставлять ее. Джош был бы в бешенстве на меня. Она была беззащитной, а я просто уехал. - Он остановил свою тираду и снова начал расхаживать.

- Она в порядке. Я позаботился о ней. Она в хорошем состоянии и в безопасности. Никого вреда не причинено.

Джереми покачал головой и продолжил расхаживать. - Нет. Нет, она не в порядке. И никогда не будет в порядке. Я ждал 18 месяцев, что она придет в себя. Я знаю, что Джош бы хотел, чтобы я остался и присматривал за ней. Я делал то, что, я знаю, он бы хотел в течение полтора года. Я забил на свою стипендию в Венди. Я потерял семестр в школе. Я пошел в этот долбанный колледж для ковбоев только потому, что так я мог остаться рядом с ней. Но я не могу делать это вечно. Я снова хочу жить. Я буду скучать по Джошу всю свою оставшуюся жизнь, но я не хочу продолжать оплакивать его. - Он остановился и положи руки на талию. Его глаза выглядели стеклянными, будто он пытался сдержать слезы. - Я не могу останавливать свою жизнь ради нее. Но я боюсь, что если здесь не останется того, кто поймает ее, когда она упадет, как прошлой ночью в том чертовом баре, тогда она сломается и сгорит. Я никогда не смогу простить себе, если с ней что-нибудь случится. У нее всегда был Джош. Он был ее лучшим другом, ее защитником, и он наполнял ее жизнь. Но я не Джош.

Я твердо закрыл дверь абмара позади меня, после того, как убедился, что дверь в спальню была все еще закрытой. Я не хотел, чтобы Ева слышала это. Я понимал, что Джереми нужно было высказаться, но Еве не нужно было быть так близко, когда он это делал.

- Почему бы нам не пойти куда-нибудь еще и поговорить об это, - посоветовал я, отходя от амбара поближе к дому.

- Ты прав. Извини. Черт, она же все еще спит, не так ли?

Я кивнул и повел его к крыльцу, где я бы мог видеть дверь амбара, но достаточно далеко, чтобы она не смогла нас услышать.

Джереми поднялся по ступенькам и пробежал по своим волосам снова. Он даже немного вытащил концы, будто пытался причинить себе боль.

- Мне просто нужно сделать это. Мне нужно поехать в Луизиану и подготовить все к осени. Но каждый раз, когда я думаю о том, что приеду домой и расскажу Еве о том, что я уезжаю в августе, чтобы пойти в школу, я чувствую, что меня стошнит.

Бедный парень насиловал себя. Хотя он был прав, но он не мог продолжать свою жизнь на прежнем уровне из-за Евы. Она не была под его ответственностью. Лишь потому, что она была девушкой его брата, это не делало ее сейчас его, когда брата не было в живых. Почему ему еще никто этого не сказал до этого момента?

- У меня есть лучший друг, которая также девушка. Я понимаю, что ты чувствуешь. Я знаю, что если бы я нужен был Лоу, я бы был с ней. Я бы бросил мир ради нее, но в нашей жизни были такие моменты, когда я хотел, чтобы у меня не было этой ответственности. Разница в том, что Ева не твой лучший друг. Она - лучший друг твоего брата. И дело не в Еве. Дело в твоем желании исполнить то, что ты полагаешь, было бы последним желанием твоего брата. По моему мнению, ты это сделал. Я не знал того чувака, но думаю, что ты выполнил свою работу. Я не считаю, что он когда-либо хотел, чтобы ты забил на свою жизнь ради Евы.

Джереми опустился на старое деревянное коромысло, на котором я часто видел сидящую Еву, пьющую кружку чая и смотрящую куда-то вдаль. - Ты видел ее прошлой ночью. Что, если это случится, когда я уеду?

Черт, я не был психиатром. Что он от меня ждал? Он просил мудрости у парня, который работал все лето на ферме из-за вождения в нетрезвом виде.

- Она - большая девочка. У нее все будет хорошо. У нее отец, который за ней присматривает, и остальные друзья.

Джереми нервно потер затылок. - Что насчет тебя? Пока ты здесь, у нее есть ты?

Я? Какого чертова рода был этот вопрос? Она не хотела меня. Временами я был достаточно уверен, что она меня ненавидела. Но, да, если бы я ей понадобился, я знал и без вопросов, что был бы здесь. Она залезла под мою кожу.

- Да, у нее есть я. Пока я здесь, я буду доступен, если ей понадоблюсь. Даже когда она этого не захочет.

Джереми усмехнулся и встал. - Она хочет тебя. Она не хочет хотеть тебя. Или, по крайней мере, это то, что она сказала в моем грузовике прошлой ночью.

Она сказала Джереми, что не хочет меня хотеть. Мне нравилось. Я мог бы с этим поработать. - Пьяная Ева была другой, - ответил я.

Джереми подошел к ступенькам и протянул руку. Я уставился на нее и понял, что он хочет пожать мне руку. Я сжал ее, и он пожал ее один хороший раз, прежде чем отпустить. - Позаботься о ней ради меня.

Я кивнул. - Позабочусь.

Ева

Я не помнила, что сказала Кейджу, пока была пьяна. Все, что я знала, это то, что он был милым, и я спала в его постели, пахнув, как текилла и пепельница. Пока утром он работал на улице, я поменяла его простыни и застелила его кровать. Я очень не хотела, чтобы он всю неделю спал на простынях, которые пахли, как внутри бара.

Это был единственный контакт, который у меня был с ним. Я его избегала. Я была уверена, что он тоже об этом знал. Я не могла не чувствовать вину, что не приносила ему воды и охлажденные полотенца, но я пока еще не могла заставить себя столкнуться с ним. Я храпела? Боже, я, наверное, храпела. Я даже не знаю, если я вообще храплю. Плюс ко всему, мое дыхание было изрядным. Но он все равно позволил мне спать в кровати с ним. Как одной девчонке удалось сделать из себя дуру так легко? Мне действительно стоит написать книгу о том, как превратить себя в задницу.

Кейдж меня тоже не разыскивал. Он, вероятно, беспокоился о том, что я надумала себе больше, чем на самом деле было. Держу пари, что та тупая шикарная рыжая девчонка никогда не подходила к его постели, как храпящий идиот, пахнущий сигаретами. Она просто не походила на такой типаж.

У меня не было дел в городе, и ни один из фильмов, играющих в кинотеатре, не привлекал. Все, что мне оставалось делать, это прятаться в доме. Несколько машин свернули на нашу подъездную дорогу, судя по звуку гравия. Я выглянула, чтобы увидеть, что происходит. Там была куча грузовиков с ребятами. Куча ребят. Что произошло в мире? Я поспешила вниз по лестнице к переднему крыльцу.

Громкие оскорбления были слышны отовсюду вместе с большим количеством мужского смеха и непристойных комментариев. Кейдж перепрыгнул через забор, и огромная ухмылка разразилась на его лице, как только стадо ребят последовало к амбару.

Это были его друзья. Сразу ясно. Он толкнул нескольких и сделал несколько комментариев со своим дерзким смешком, что, вероятно, было чем-то пошлым.

- Ты остаешься дома на пару часов, - сказал папа, как только он поднялся на крыльцо с хмурым взглядом.

- Кто они? - спросила я, удивленная тем, что Кейдж позволил компании парней приехать повидать его.

- Это бейсбольная команда твоего дяди Мака. Он послал их сюда, чтобы они немного развеялись с мальчиком. Он не хочет, чтобы он сдвинул свой разум со своей цели. Я сказал ему, что мы не против только на несколько часов. Они должны забрать его в город, чтобы что-нибудь поесть, и привезти его обратно.

- Могу я посидеть на крыльце? - спросила я, желая на них посмотреть. Было бы интересно понаблюдать за Кейджем и его партнерами по команде.

- Ну можно, только когда они опять пойдут в этом направлении, ты зайдешь внутрь. Слышишь меня?

- Да, сэр, - ответила я. Он до сих пор обращался со мной, будто мне было 16 вместо 21. Частично, это была моя вина. Я настолько зависела от Джоша, что когда он умер, я сломалась. Папе пришлось заботиться обо мне, словно я снова стала ребенком. Я забывала поесть. Не отвечала на телефонные звонки. Никуда не выходила. Я дала ему полный контроль над своей жизнью. Мой возраст для него ничего не значил. Он все еще считал, что должен заботиться обо мне. Пока я не уехала, я знала, что он всегда будет так считать.

Громкий свист ворвался в мои мысли, и я посмотрела в направлении амбара, чтобы увидеть трех парней, сидящих на багажнике рабочего грузовика и пялящихся на меня.

Блондин с длинными волосами, заплетенными в хвост, был симпатичнее, чем остальные, и он об этом знал. Кокетливая ухмылка на его лице и наклон его головы ясно показали, что он действительно думал, что я побегу к нему только потому, что он мне посвистел. Может быть, все бейсболисты были настолько самоуверенными.

Кейдж вышел из амбара, и его взгляд зафиксировался с моим. Он перенес свой взгляд на парней, которые были на грузовике, и дал им единственный жест головой. Все трое что-то сказали ему, и он не выглядел счастливым. Но больше они на меня не смотрели. Интересно, он их припугнул тем, что я была племянницей тренера Мака, или потому что он не хотел, чтобы они флиртовали со мной?

Как-то я не думала, что его волновало, флиртовали ли они со мной. Он хорошо умел флиртовать. Было неудивительно, что его друзья тоже.

Ребята начали направляться в этом направлении, так как Кейдж уже переоделся. Папа был в своем кабинете, и я подумала, смогла ли бы я перебраться на коромысло, пока они все проходили.

Кейдж вел группу, когда они приблизились к передней части дома. Я оглядела всех, а затем мои глаза вернулись к нему. Он смотрел на меня. Я почувствовала, как мое лицо краснеет. Что, если он заговорит со мной у всех на виду, а я скажу что-нибудь тупое, и они все начнут смеяться? Я решила, что мне лучше следует сделать то, что мне сказал папа. Повернувшись, я схватила дверную ручку и бросилась внутрь.

Я пошла к холодильнику за стаканом воды. Мне не нравилось, что нечто тупое, как толпа этих парней, заставляло меня нервничать. В дверь постучались, дверь приоткрылась и голову просунул Кейдж.

- Эй, ты в порядке? - спросил он с обеспокоенным взглядом на лице.

- Да, все хорошо, - ответила я, быстро ощутив себя глупо за то, что вбежала внутрь.

- Я извиняюсь насчет парней. Они не хотели поставить тебя в неудобное положение. Я принимал душ, поэтому не знал, что они достают тебя.

Он волновался о том, что они поставили меня в неудобное положение? Это было...мило.

- Оу. Нет. Все хорошо. Я даже не знаю, что они сказали.

Кривая ухмылка мелькнула на его лице. - Вероятно, сказали о хорошем. Ты, бесспорно, симпатичная картинка, стоящая на крыльце в этих шортах. Не могу сказать, что виню их за то, что они пялились.

Мое лицо покраснело, и внутри все загремело. - Я должен идти. Просто хотел убедиться, что ты в порядке.

Я кивнула, а он вышел и позволил прозрачной двери закрыться. Затем он подмигнул мне, прежде чем развернуться и уйти.

Глава 10.

Ева.

Я доехала на грузовике до озера и схватила полотенце и iPod. Я намеревалась полежать пару часов и даже искупаться. Я не хотела сегодня возвращаться в город. Там не осталось ничего, что я могла бы купить. Каждый фильм, который показывали в кинотеатре я посмотрела в течении последних 48 часов.

Я положила полотенце на самй толстый участок травы. Я проверила, что там не скрываются неподолеку змеи. Выросшая в деревне я знала, что змеи могут быть везде. Когда я была уверена, что все хорошо и безопасно, я вставила наушники и включила свой плейлист "после Джоша". Я вообще-то не подписала плэйлист "после Джоша". Я просто так о не думала. Все плэйлисты, которые у меня были раньше напоминали мне о нем. Так что, я нашла песни артистов, которых мы никогда не слушали вместе и сделала себе подборку песен, которые совсем не напоминают о нем. Это был единственный способ, с которым я могла снова начать слушать музыку.

Я знала что папа и Джереми надеются, что я снова возьму в руки гитару, но я знала, этого никогда не случится. В день, когда я наконец вытащила ее из шкафа и поставила в угол, где хранила ее, Джереми все время улыбался. Пока не понял, что я не собираюсь играть на ней. Каждая песня, которую я когда-либо написала была связана с Джошем. Даже те, что не были любовными песнями, Джош каки-то образом присутствовал там. Он всегда был моим вдохновением. Я не могла играть их сейчас. Не тогда, когда он ушел, это никогда не будет правильно.

По-крайней мере я позволила музыке вернуться в мою жизнь. Это был шаг, с которым я думала, я никогда не справлюсь. Взрослея с музыкой, как со своей второй любовью, после Джоша конечно, я всегда думала, что она будет моим будущим. Так или иначе, я хотела сделать что-то со своими песнями и способностями. Сейчас я знала, что потеряла эту любовь тоже. Сейчас это было лишь болезненное напоминание.

Грубая ткань потерлась о мою ногу, я села и была готова уже закричать, когда мои глаза наткнулись на очень веселого Кейджа. Вытащив из ушей наушники, я нахмурилась.

- Ты напугал меня!

Кейдж пытался сдержать смех, но его глаза весело сверкали.

- Да, извини. Я пытался говорить с тобой, но когда ты не ответила, я подумал, что либо ты спишь, либо музыка была включена чертовски громко.

- Что ты здесь делаешь?- огрызнулась я. Я была злой. В основном на себя, но он этого не знал.

Ну, я ехал сюда, чтобы искупаться, потому что жарко и я пришел сюда, где лежишь ты в горячем крошечном розовом бикини. Я мужчина, сладкая, и не могу сопротивляться виду.

Я посмотрела вниз на себя потом на него. Ему нравится то, что он видит? Я не могу улыбаться. Я не могу улыбаться. Я выгляжу как идиотка.

- Почему бы тебе не пойти и поплавать со мной? Я даже не буду снимать боксеры.

Поплавать вместе с Кейджем. Эм. Вероятно, это была плохая идея.

- Я даже не знаю...

Кейдж поднялся и начал снимать через голову свою футболку, и у меня в голове не осталось никаких мыслей. Это штанга была в его соске?

- Что это такое? - спросла я, не в состоянии отвести глаза от маленькой серебряной штанги, которая определенно была прикреплена к его твердой загорелой груди.

- Это пирсинг, сладкая Ева. Теперь поднимай свою сексуальную задницу, и пошли плавать. Ты перегреешься.

Я покачала головой, до сих пор пытаясь понять, когда он успел сделать пирсинг в соске.

- Я никогда его не видела,- наконец заявила я.

Кейдж издал маленький сексуальный смешок.

- Да, я знаю. Я решил, что твой отец не пришел бы в восторг от моего пирсинга в соске. Я не носил его большую часть времени, когда я был здесь. Но я одел его прошлой ночью и просто забыл снять утром.

Я всегда думала, что парни у которых в соске пирсинг грубые. Но этот не грубый.

Кейдж начал расшнуровывать свои рабочие ботинки, и я смотрела, как он стягивал их. Когда его руки дошли до джинс, я знала, что должна была встать и действовать, словно это не было стриптизом, но оторвать взгляд от раздевания Кейджа Йорка было практически невозможно.

- Ты собираешся встать и присоединится ко мне, или мне нужно будет поднять тебя и кинуть в воду?

Когда джинсы Кейджа начали сползать вниз по его бедрам, и показались синие боксеры, я вскочила и отвела свои взгляд от Кейджа на воду.

Кейдж нашел это смешным. Его тихий смешок заставил меня покраснеть. Я направилась к воде без оглядки на его забавное выражение лица. Кроме того, я была полностью уверена, что столкнуться с ним взглядом было бы тяжело, учитывая факт, что тот чертов проколотый сосок дразнил меня. Еще одна причина поглазеть на грудь Кейджа.

- Ты собираешься рассказать, почему избегала меня два последних дня?

Я опустила пальцы в воду, проверяя температуру. Из-за тени от деревьев наша часть озера осталась прохладнее, чем вся остальная.

Я пыталась сфокусироваться на воде и проигнорировать его вопрос. Все равно, как я должна была на него ответить? Я не хотела говорить ему правду: что я была смущена, потому что ужасно пахла, спала в его кровати и еще, вероятно, храпела.

Пожав плечами, я шагнула в воду и продолжила идти, пока не зашла по талию. Затем я повернулась, чтобы посмотреть на Кейджа. Он стоял на берегу, сфокусировав свой взгляд на мне. Синие боксеры, висящие на его узких бедрах, и темные волосы, которые были ниже его пупка, заставили меня с трудом сглотнуть.

- Ты бы не сочла выйти из воды и позволить мне постоять и посмотреть на тебя, правда?

- Чего? - спросила я, а он просто посмеялся и покачал головой.

- Не бери в голову.

Он держал мой взгляд, пока заходил в прохладную воду. Я хотела посмотреть на его сосок опять, но я бы себе этого не позволила. Это бы дало ему еще одну причину, чтобы надо мной посмеяться.

- Оу, какое облегчение. Моя невидимая фея оставила меня в беде на целых два последних дня. Мне пришлось заботиться о себе своей же водой, а все, чем я мог охладиться - было это озеро. Я все думаю, что заставило ее так на меня обозлиться?

Смех, который бурлил внутри, удивил меня. Я не смеялась так давно, до того как появился Кейдж. Он всегда знал, как заставить меня смеяться. Как заставить меня забыться.

- Невидимой фее было стыдно за свое поведение, - пробормотала я и погрузилась глубже в воду.

- Почему? Что же она такого сделала? - спросил он, следуя за мной в глубь воды.

- Она была пьяна...слишком пьяна, - призналась я.

Глаза Кейджа расширились от удивления, - Серьезно? Феи пьют? Вот это черт. Я даже понятия не имел. Ты не могла бы ей передать, что я ее за это не осуждаю? Случалось, что я делал плохие выборы, и в этом была замешена текилла.

То, что он принял мою тупость, тронуло меня. Знала ли я кого-нибудь вроде него раньше? Он совершал ошибки и откровенно в этом сознавался. Он не пытался себя оправдать за неправильные поступки. Он просто смирялся с ними и продолжал жить. Я хотела быть такой же сильной. Я хотела такую же решительность, чтобы просто жить.

- Я бы хотела быть такой же, как ты, - сказала я, прежде чем смогла об этом подумать.

Глаза Кейджа расширились от шока на этот раз. - Чего? - спросил он.

Пожав плечами, я опустила голову, чтобы намочить волосы и убрать их с моего лица. - Ты слышал меня. Ты принимаешь жизнь и свои ошибки и просто двигаешься дальше. У меня с этим плохо получается.

- Не говори так, Ева. Ты не хочешь быть такой же, как я. Я облажался столько много раз. Делал некоторые реально плохие решения. Если бы у меня не было Лоу, чтобы держать меня в узде, кто знает? Я, возможно, был бы сейчас в тюрьме.

Лоу? Та рыжеволосая Уиллоу? Следовательно, она его девушка? Если Лоу - единственная, кто может удерживать его от всяких косяков в его жизни, то какого черта он флиртовал с Беккой Линн, а сейчас и со мной? Прежняя я бы просто сбежала в гневе. Но я не хотела делать этого сейчас. Джош бы побежал за мной и попытался исправить то, что натворил. Кейдж бы этого не сделал. Он ожидал, что я расскажу ему, что со мной не так. Он не бегал бы за мной. Кейдж Йорк не бегал за девушками.

- А Лоу знает, что ты флиртуешь с каждой привлекательной девушкой, с которой имеешь контакт? - спросила я, отчаянно пытаясь не звучать ревниво. Потому что я не ревновала. Нисколько.

- Черт, да, она знает, - ответил он. Растерянный взгляд в его бледно-голубых глазах изменился на понимающий. - Стой, ты считаешь что между мной и Лоу что-то есть? - он испустил громкий смешок, - Такого даже близко нет. Лоу помолвлена и совсем не на мне.

Что же делала помолвленная девушка, меняя его простыни и привозя ему полотенца? - Она ужасно услужливая, когда ты ей нужен. Ее жених об этом знает?

Кейдж ухмыльнулся. - Да, он знает. Когда у него появилась Лоу, у него появился и ее лучший друг. Мы с Лоу выросли вместе. У нас обоих были хреновые семье в более хреновой части города. Мы присматривали друг за другом. Мы были семьей друг друга. Она - моя единственная семья.

Мое сердце немного заболело от картины, которую он только что нарисовал несколькими словами. Два ребенка, у которых были только они. Никаких родителей, братьев и сестер, чтобы их любить. Я вспомнила милую улыбку Лоу и растерянное выражение, когда я нагрубила ей из-за простыней. Она, вероятно, подумала, что я - полная стерва.

- Оу, - ответила я. - Я не подумала. Я думала, что она одна из твоих многих девушек на побегушках.

Кейдж прорычал со смехом, - Пожалуйста, только никогда не говори об этом Лоу. Она же будет в своей рыжей ярости. - Он сделал шаг ко мне, и его дерзкая ухмылка вернулась. - Ты думаешь, что у меня есть девушки на побегушках? - спросил он.

Я подняла одну бровь и ответила ему такой же дерзкой ухмылкой, - Я знаю, что у тебя есть девушки на побегушках. У парней вроде тебя они все выстроены и ждут своей очереди.

Кейдж сделал еще один шаг ко мне, - Ты считаешь, что все обо мне знаешь, не так ли?

Я кивнула и сжала кулак, чтобы удержаться от того, чтобы потрогать его штангу на соске, когда он оказался так близко ко мне. Слишком заманчиво.

- Есть много чего, что ты не знаешь.

- Например? - спросила я, нуждаясь в том, чтобы выбросить из головы его сосок и живот, котрые были так близко к моим рукам.

- Например то, что я думаю, у тебя самые красивые чертовы глаза, которые я когда либо видел. Я слишком часто думаю о них. И то, что я рассказал Лоу о тебе. Я никогда не говорю Лоу о девушках. Они никогда не были достаточно важны. И эта воскресная ночь была лучшей чертовой ночью в моей жизни, даже если твоя пьяная задница вероятно ничего не помнит.

- Ох, был единственный мой ответ. Мое сердце так силньо билось в груди, что я гадала, мог ли он его слышать.

- Говоря о помолвленных девушках, - Кейдж поднял мою левую руку, мой безымянный палец был пуст. Я сняла его, когда напивалась и положила в сумочку. Носить кольцо Джоша, пок я пью шоты текилы и танцую в баре было неправильно. Я не надела его обратно.

- Есть много вещей, которых ты тоже обо мне не знаешь, - пробормотала я.

Большинство парней добивались бы большего. Но не Кейдж. Он лишь принимал то, что я говорила ему и не спрашивал о том, что я не готова была ему дать.

Сейчас грудь Кейджа была так близко ко мне, терлась о мою грудь. Я сдалась. Я ничего не могла поделать. Он только что сказал, что у меня самые красивые глаза, которые он когда-либо видел и что спать со мной было лучшей ночью в его жизни. Потянувшись я потерла большим пальцем маленькую серебряную штангу. Мускулы на животе Кейджа дернулись. Я приняла это за поощрение. Я медленно провела пальцем вокруг него. Его грудь начала подниматься быстрее с каждым быстрым вдохом. Зная, что я влияю на Кейджа дало мне странное чувство власти. Его прикосновение всегда волновало меня. Было приятно поменяться ролями.

- Ты правда любишь этот пирсинг в соске, не правда ли? - сказал он, как-то ближе к рычанию.

- Мммммм, я никогда его ни видела. Мне он очень нравится.

- Я не жалуюсь. Если он так сильно тебя очаровывает, тогда я сделаю еще один. Его дыхание было неровным.

Плохая девочка внутри меня, о существовании которой я честно не знала, наклонила мою голову вниз и посмотрела на него сквозь мои ресницы, лизнув его моим языком.

- Ах, черт, - прошептал он, но больше прозвучало как стон.

Воодушевленная его ответом, я разгладила свой язык и пробежала им вокруг его твердого соска.

Кейдж.

Ничего. Абсолютно ничего, что я когда-либо испытывал, не было таким жарким как Ева, облизывающая мой сосок, будто он был чертовым леденцом. Она сделала мой член таким твердым, что не было никакого способа, которым я собираюсь избавиться от этого состояния без небольшого облегчения. В этот раз холодной воды будет недостаточно. Я собирался найти серьезное приватное время чтобы вскоре действительно потрахаться.

- Могу я посмотреть, как тебе будут делать другой? - спросила она, уставившись на меня этими глазами с тяжелыми длинными ресницами. Черт. Что она только что сказала? Я не мог удержать ход своих мыслей

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


1943724377716335.html
1943766456578486.html
    PR.RU™