Последний рейс в Америку

конце 1971 года я вновь отправился в США. У меня было

несколько неотложных задач, которые я должен был

выполнить, но попасть в эту страну было делом нелегким.

Я не в первый раз летел в Америку, однако мне пришлось до-

вольно долго ждать визы. Кто-то из членов Церкви посоветовал

отложить поездку, но я не мог этого сделать. Мне трудно объяс-

нить почему, но я во что бы то ни стало должен был вылететь из

Кореи в назначенный срок. Я решил сначала отправиться в Япо-

нию и получить американскую визу там. Я так спешил вылететь

из Кореи!

В день моего вылета было очень холодно, но члены Церкви

приехали меня проводить, и их собралось так много, что для них

не хватило места в аэропорту. Когда подошло время проходить

паспортный контроль, оказалось, что в моем паспорте не хватает

печати начальника паспортного отдела МИДа. Эта печать требо-

валась в подтверждение того, что правительство разрешает мне

покинуть страну. Из-за этого я пропустил рейс и не смог выле-

теть в назначенное время.

Члены Церкви, которые занимались подготовкой моего

отъезда, очень долго извинялись и предложили мне вернуться

домой и подождать, пока они сходят к начальнику паспортного

отдела и добьются для меня нужной печати.

173
В


· Человек планеты, любящий мир ·

Я отказался куда-либо ехать и заявил, что буду ждать в аэ-

ропорту. «Так что поторопитесь и поставьте мне эту печать», —

сказал я им.

Мое сердце от нетерпения буквально выпрыгивало из гру-

ди. Был воскресный день, и начальника паспортного отдела не

было на рабочем месте, но я не мог позволить себе переживать по

этому поводу. В конечном итоге члены Церкви отправились

прямиком домой к этому начальнику, и он поставил печать в

моем паспорте. Поэтому я успел на последний рейс и вылетел из

Кореи. В ту же ночь правительство ввело чрезвычайное положе-

ние в стране и резко ужесточило правила выезда частных лиц за

рубеж. Так что я попал на последний рейс, которым мог улететь в

Америку...

В Японии я подал документы на получение американской

визы, но мне вновь пришел отказ. Позднее я узнал, в чем было

дело. В корейских правительственных архивах все еще хранились

документы о моем аресте по обвинению в связи с коммунистами,

произведенном японской колониальной полицией перед самым

освобождением Кореи. В начале 1970-х годов коммунизм распро-

странялся с ужасающей скоростью. Мы послали миссионеров в

127 стран, в том числе и в 4 коммунистические страны; из этих

четырех стран их депортировали. В те времена свидетельствова-

ние в коммунистических странах было сопряжено с риском для

жизни, и все же я не сдавался и продолжал посылать миссионе-

ров в Советский Союз и другие страны соцлагеря. Наш первый

миссионер вылетел в Чехословакию в 1968 году.

К началу 80-х годов мы стали называть нашу миссионер-

скую работу в коммунистических странах Восточной Европы

«миссией бабочки». Прежде чем обрести крылья и стать бабоч-

кой, личинке приходится довольно долго терпеть и преодолевать

трудности; точно так же чувствовали себя и подпольные миссио-

неры, преодолевая невзгоды в коммунистических странах. Бабоч-



ке очень трудно выбраться из кокона, но как только она сделает

это и расправит крылья, она сможет свободно летать, где пожела-


· Глава 4. Весь мир — арена для наших действий ·

ет. Мы знали, что как только власть коммунистов подойдет к

концу, наши миссионеры смогут расправить крылья и полететь

куда угодно.

Миссионер Ким Ён Ун, вылетев в США в начале 1959 года,

объехала ведущие университеты страны, провозглашая в них

Слово Бога. Там она встретила Питера Коха, немецкого студента

Калифорнийского университета в Беркли, который решил взять

академический отпуск, чтобы отправиться на корабле в Роттер-

дам и начать миссионерскую работу в Германии. Для работы в

коммунистических странах Азии мы отправляли миссионеров из

Японии. Этим миссионерам приходилось ехать туда, где их

жизнь подвергалась смертельной опасности, и мы даже не уст-

раивали им каких-то особенных проводов.

Это причиняло мне не меньшую боль, чем в те дни, когда я

в очередной раз безуспешно пытался послать Чхве Пон Чхуна в

Японию в качестве тайного миссионера во время нашей послед-

ней встречи в сосновой роще позади храма Капса. Родитель,

который видит, как наказывают его ребенка, с гораздо большей

готовностью принял бы наказание сам.

Мне так хотелось самому поехать миссионером вместо них!

Мое сердце разрывалось от боли, когда я посылал наших миссио-

неров в страны, где за ними тут же устанавливалась слежка и где

им грозила расправа за религиозную деятельность. После их

отъезда я стал проводить большую часть времени в молитвах.

Самое лучшее, что я мог сделать для защиты их жизни — это

молиться о них истово и горячо. Миссионерская работа в комму-

нистических странах была сопряжена с большим риском, ведь

этих людей в любой момент могли схватить и бросить в тюрьму.

Те, кто отправлялся в качестве миссионеров в соцстраны, не

могли сообщить даже своим родителям, куда они едут. Ведь

родители хорошо понимали опасность въезда в такие страны и

никогда не разрешили бы своим детям туда поехать. Гюнтер

Верцер был схвачен КГБ и депортирован. В Румынии, где дикта-

тура Николае Чаушеску достигла своего пика, тайная полиция


· Человек планеты, любящий мир ·

постоянно подслушивала и перехватывала телефонные разговоры

миссионеров.

Это было похоже на то, как если бы наши миссионеры от-

правлялись прямиком в логово льва. И все же число людей,

уезжавших свидетельствовать в соцстраны, постоянно росло.

В 1973 году в Чехословакии произошел ужасный случай,

когда тридцать членов нашей Церкви были арестованы и броше-

ны в тюрьму. Одна из наших прихожанок, Мария Живна, умерла

в тюрьме в возрасте 24 лет. Она стала первой мученицей, погиб-

шей во время миссионерской работы в коммунистической стране.

Через год еще один человек лишился жизни в тюрьме.

Каждый раз, слыша о том, что кто-то из членов Церкви

умер в тюрьме, я леденел всем телом. У меня отнимался язык, и я

не мог ни есть, ни даже молиться. Я неподвижно сидел, словно

окаменевший, не в состоянии пошевелиться. Если бы все эти

люди никогда не встречали меня и не слышали моего учения, они

никогда не оказались бы в холодной одиночной камере и ни за

что не погибли бы таким образом. Они умирали вместо меня. Я

задавал себе вопрос: «Неужто моя жизнь так важна, что за нее

они отдают свои жизни? Каким образом нам продолжать пропо-

ведование в странах коммунистического блока, где этим людям

пришлось взвалить на себя мою ответственность?» У меня просто

не находилось слов. Мне было так горько, что этой горечи, каза-

лось, не будет конца, словно меня столкнули в глубокие воды

отчаяния...

Я видел перед собой Марию Живну — она летала вокруг,

словно желтая бабочка. Эта желтая бабочка, вылетев из стен

чехословацкой тюрьмы, трепетала крылышками, словно подбад-

ривая меня: «Держись и поднимайся на ноги!» Занимаясь пропо-

веднической деятельностью с риском для жизни, Мария словно

превратилась из гусеницы в прекрасную бабочку.

Миссионеры, трудившиеся в столь жестких условиях, часто

получали откровения через сны и видения. Они были изолирова-

ны от Церкви и не могли свободно общаться друг с другом,


· Глава 4. Весь мир — арена для наших действий ·

поэтому Бог посылал им откровения и рассказывал, что следует

делать дальше. Бывало и так, что миссионер, остановившись где-

нибудь на ночлег, засыпал и видел сон, в котором ему говорили:

«Поднимайся скорее и иди спать в другое место!» Он просыпался

и делал так, как советовали во сне, а позднее узнавал, что там, где

он только что ночевал, производила облаву тайная полиция.

Другому миссионеру однажды приснился сон, где к нему пришел

совершенно незнакомый человек и стал учить его, как лучше

осуществлять миссионерскую работу. Позднее, когда этот мис-

сионер впервые встретился со мной, он воскликнул: «Вы тот

человек, который мне приснился!»

Вот так я рисковал и своей жизнью, и жизнью членов Церк-

ви, чтобы победить коммунизм и построить Царство Божье. А в

это время Соединенные Штаты отказывали мне в визе, подозре-

вая во мне коммуниста! В конце концов в Канаде, где были пред-

ставлены документы, подтверждающие мои антикоммунистиче-

ские взгляды, я смог получить визу в США.

Я прошел через эти испытания и всеми силами постарался

попасть в Америку, чтобы сразиться там с силами тьмы, из-за

которых страна переживала нравственный упадок. При этом мне

пришлось оставить Корею в разгар войны с силами зла. В те

времена все самые серьезные мировые проблемы — коммунизм,

наркомания, моральное разложение и безнравственность —

смешались воедино, образовав гремучую смесь. И я провозгла-

сил: «Я приехал в Америку как пожарный и врач. Если в доме

вспыхнул пожар, нужен пожарный, чтобы его потушить, и если

кто-то заболел, к нему должен прийти врач». Я был пожарным,

который явился в Америку, чтобы потушить пожар безнравст-

венности, а также врачом, приехавшим, чтобы вылечить эту

страну от болезни, из-за которой она утратила связь с Богом и

оказалась на волосок от гибели.

В начале 70-х Америка была вовлечена в войну во Вьетна-

ме, и активисты выражали протест против этого. Страна пережи-

вала серьезный раскол. Молодежь в поисках смысла жизни экс-


· Человек планеты, любящий мир ·

периментировала с алкоголем, наркотиками и свободным сексом,

пренебрегая своими вечными душами. Христианство как ведущая

религия, чьим долгом было наставлять молодых людей на путь

истинный, не справилось с этой ролью и не помогло им покон-

чить с бесцельным существованием и вернуться к нормальной

жизни. Гедонистическая и материалистическая культура утянула

многих молодых людей на самое дно лишь потому, что им, по

сути, больше некуда было приткнуться.

Прилетев в США, я сразу же провел турне по всей стране с

выступлениями на тему «Будущее христианства» и «Надежда

Бога в отношении Америки». Стоя перед огромным скоплением

людей, я критиковал все слабости Америки так, как до этого не

делал никто.

Я говорил о том, что эта страна была основана с пуритан-

ским духом и всего за двести лет стала сильнейшим государством

мира, снискав бесконечные благословения и любовь Бога. Я

напомнил людям, что именно Бог даровал Америке свободу, но в

наши дни эта страна напрочь забыла о Нем. «Америка — это

страна с великими традициями, — сказал я. — Вам нужно лишь

возродить их». Я приехал, чтобы возродить дух Америки, спасти

ее от разрушения и призвать людей раскаяться и вернуться к

Богу.


· Глава 4. Весь мир — арена для наших действий ·


1943968697211400.html
1944043697515609.html
    PR.RU™